Lubyanov Vladimir Ivanovich - Surgeon from God

  • Authors: Sapin I.K.1, Lukina A.E.1, Masneva I.E.1
  • Affiliations:
    1. Voronezh State Medical University named after N.N.Burdenko
  • Issue: Vol 12 (2023): МАТЕРИАЛЫ VI ВСЕРОССИЙСКОЙ СТУДЕНЧЕСКОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ С МЕЖДУНАРОДНЫМ УЧАСТИЕМ «БЕРЕЧЬ И РАЗВИВАТЬ БЛАГОРОДНЫЕ ТРАДИЦИИ МЕДИЦИНЫ»: ВЕРНОСТЬ ПРОФЕССИИ В ИСТОРИИ МОЕЙ СТРАНЫ
  • Pages: 307-310
  • Section: СЛЕДУЯ ЗАВЕТАМ ГИППОКРАТА»: ПУТЬ ВРАЧА
  • URL: https://new.vestnik-surgery.com/index.php/2415-7805/article/view/9019

Cite item

Abstract

A doctor is one of the oldest and most unique specialties. People who have the skills of healing diseases have always and everywhere had honor and respect. Dynasties of doctors deserve special respect and close attention, it is in families with established traditions that future doctors are brought up, whose devotion and loyalty to their chosen profession has no boundaries. Purpose: to tell about Vladimir Ivanovich Lubyanov, Honored Doctor of the Russian Federation, military surgeon, the most talented representatives of this profession, who devoted his whole life to it, and about his family, which is also directly related to medicine. Relevance: the article raises the issues of personality formation and the complexity of choice in critical situations, talks about the indisputable axioms of life, discusses complex and fascinating cases concerning medical practice. Methods: to write the article, materials from interviews collected during a personal conversation with Vladimir Ivanovich Lubyanov, a great surgeon, and his wife, an equally important obstetrician-gynecologist, were used. Conclusion: the article will be interesting even to those readers who have nothing to do with medicine.

Full Text

Владимир Иванович Лубянов – врач-хирург, полковник в отставке и Заслуженный врач Российской Федерации.  За годы своей службы этот выдающийся человек спас несметное количество жизней, отличился мужеством, своими умениями и стальным характером. В его жизни произошло множество ярких событий, благодаря которым его по праву можно считать великим хирургом и просто человеком с большим сердцем.

Начнем с того, что он жил во времена заботы о молодежи. Тогда Родина заставляла учиться всех, давая для этого все возможности. Порой, делая это насильно, вплоть до пинков. Владимир Иванович не стал исключением. Сидение за школьной скамьёй порядком надоело юноше, и он, возомнив себя самым умным и хитрым, решил годик погулять. Как и любому молодому человеку ему захотелось свободы. Именно поэтому на вступительных экзаменах Владимир Иванович, сдавая английский язык, в котором и без того не блистал, кроме невнятного мычания, не произнес ни одного слова, за исключением перевода, поскольку получать двойку в его планы не входило. Эта небольшая авантюра закончилось непонятной тройкой, недобором одного балла, о чем он с угрюмо-радостным видом сообщил родителям, клятвенно обещая поступить в следующем году, в чем был предельно искренним. Однако у Родины на него имелись свои планы: в тот же год Лубянова отправили служить на Чукотку. А так как в то время от армии не бегали, будущему хирургу в течение 3 лет пришлось отрабатывать свои юношеские шалости. Было тяжело. Его спасало воспитание и то, что он с детства был знаком с военной службой (отец – военнослужащий). Армия оказалась довольно хорошей школой жизни для Владимира Ивановича. В ней он прошел путь от рядового до командира учебного взвода, обучил множество молодых солдат азбуке Морзе, работе на станциях и самое главное пониманию Присяги. Этот период настолько благоприятно повлиял на сознание Лубянова, что при поступлении в наш институт (ныне ВГМУ им. Бурденко) у него была единственная четверка по сочинению.

А вот учеба – это уже совершенно иная, необыкновенно интересная и захватывающая жизнь, в которой были замечательные преподаватели, весьма уважительно относящиеся к своим ученикам. Будучи студентом первого курса, Владимир Иванович, уже знал, что станет хирургом. В дальнейшем, после четвертого курса, он перевелся в филиал ВМА им. С.М. Кирова. Сдал выпускные экзамены на «отлично», и, получив звание лейтенанта медицинской службы, начал самостоятельную врачебную жизнь. Трудолюбивому студенту улыбнулась удача – уже спустя семь месяцев ему удалось получить лечебную работу. Правда и до этого момента Владимир Иванович проявлял инициативу и старался участвовать в операциях, поскольку был неплохо подготовлен и обладал некоторым навыками, приобретенными на дежурствах в период учебы на факультете. В воспоминаниях он выделяет свою первую операцию в МедСБ (Медико-санитарный батальон): «Вызывают ночью. Поступил пациент с острым животом. Живот с клиникой перитонита. Операция по срочной. Кроме меня, сестры, анестезиолога никого найти не могут. Ассистента нет. Картина Репина. Операционная умница: «Ничего, Владимир Иванович, справимся» - уверенно утверждала она. Ей – то хорошо, подумал я, она-то может и справится, а мне какого делать это впервые одному?! Мне, решиться на эту операцию, полжизни стоило. А уж когда в живот вошли и зеленый лук достали при осушении выпота, страх улетучился. Ревизия. Перфоративная язва по передней стенке недалеко от привратника, диаметр перфорации около 5 мм, кончик мизинца входит. По уму резекция нужна, но понимаю, не потяну. Единственное приемлемое – ушивание. Воспалительный вал до 5 см. Накладываю узловые швы – прорезаются, не стяну. Неизвестно откуда всплывает вариант окаймляющих швов с последующим прошиванием под ними узловыми. Получилось. Удалось стянуть. Дополнился подшиванием сальника по Поликарпову.  Тщательная санация. Дренажи. Швы на лапаротомный разрез. Стандартное лечение. Выздоровление. Вывод: когда отступать некуда и кошка тигр».

В последующем продолжилась интенсивная учеба: неотложная хирургия, нейрохирургия, сосудистая хирургия, термическая травма с пластической хирургией; академия, клиники, больницы, вызовы, дежурства. Весь этот колорит сопровождался бессонными ночами, связанными с тяжелобольными пациентами, которых страшно было оставлять без присмотра. Проработав некоторое время по специальности, Владимир Иванович подытожил: «Прекрасен миг, когда ты выписываешь пациента, которого коллеги считали абсолютно бесперспективным, а он уезжает с сияющей матерью. Ужасен, когда после смерти пациента, объясняя матери, которой разрешил ухаживать за сыном, причину летального исхода, последняя пытается поцеловать тебе руку в благодарности за стремление спасти дитя ее. Но будь готов к тому, что твои пациенты, через непродолжительное время, даже узнавать тебя не будут. Работа у нас такая…».

Затем начался постепенный рост как в профессиональном плане, так и в званиях: врач отдельного батальона, ординатор операционно-перевязочного взвода (ОПВ)  МедСБ, командир ОПВ МедСБ, командир медицинской роты МедСБ, начальник хирургического отделения военно-полевого хирургического госпиталя (ВПХГ), начальник отделения термических поражений 321ОВКГ (Ордена Красной Звезды Окружного военного клинического госпиталя, г. Чита.), начальник отделения сосудистой хирургии 321 ОВКГ, Ведущий хирург 321 ОВКГ.  Стал Заслуженным врачом РФ в 1996 г.  (Указ Президента Российской Федерации от 7 июня 1996 г. №841), уволился в звании «полковник медицинской службы». Далее Владимир Иванович служил 5 лет в Группе советских войск в Германии. И, последние 26 лет, в Забайкалькском Военном Округе (Кяхта, Джида, Чита).

За все годы работы у Лубянова В.И. было много необычных, сложных и интересных случаев. Из этого списка можно выделить несколько таких, о которых Владимир Иванович вспоминает с особым трепетом: «Весьма примечателен случай операции в ВПХГ (Джида) пациента с брюшным тифом. Он лежал в инфекционном отделении с дизентерией. Я был вызван врачом-инфекционистом ввиду ухудшения состояния больного и усиления болей в животе. При осмотре выявлен перитонит, возможная причина перфорация «чего–то полого». Анестезиолога нет. Лапаротомия под местной анестезией. Находка: в дистальном отделе подвздошной кишки две перфорированные язвы и три - прикрытые только серозной оболочкой. Картина Репина. Благо участок подвздошной у слепой позволил сделать заглушку. Резекция пораженного участка подвздошной кишки, в пределах здоровых тканей, с учетом особенностей кровоснабжения и илеотрансверзостомия под местной анестезией. Реакция Видаля - положительная. Перевод в Окружной госпиталь, где в приемном отделении посмеялись над диагнозом (откуда в Забайкалье брюшной тиф?) и поместили больного в общую палату. А при подтверждении реакции Видаля смешно выглядели они, изолировав всех контактных. Вывод: уважай коллег, не считай себя самым умным, осмотрись, подумай, не спеши опростоволоситься – успеешь».

«Один из запоминающихся случаев в госпитале -  операция у пациента с ампутированным правым предплечьем на уровне средней трети, висящем на кожно-жировом лоскуте. Информация поступила по телефону непосредственно с кареты скорой помощи с небольшим уточнением, что все близлежащие лечебные учреждения отказали в приеме пациента. Бригада была готова по прибытию. Обследование и противошоковая терапия по ходу операции. Первичная хирургическая обработка раны, временное шунтирование для восстановления кровоснабжения периферии, аппаратный металлоостеосинтез, сосудистые швы, восполнение кровопотери по ходу операции, шов нервов, дополнительная иммобилизация. Операция протекала около 6 часов, после которой следовал длительный восстановительный период. Затем демонстрация пациента на хирургическом обществе не только с сохраненной конечностью, но еще и продемонстрировавшего функцию кистевого захвата. Это был не единственный случай реплантации, но по объему и результату – единственный. Вывод: глаза боятся, а руки делают. Побеждает борющийся, а не боящийся».

«И, пожалуй, еще случай о человеке, ныне живущем и ставшим слугой народа. В то время это был двадцатилетний юнец, недавно призванный в армию. События в конце декабря в Забайкалье. Ночью более 40 градусов мороза по Цельсию. Авария в ночное время при езде на автомобиле УАЗ. Машина перевернулась и улетела с насыпи. Сергей Бурлаков был наиболее пострадавшим и, по всей видимости, принятым за погибшего его «товарищами по поездке», которые перетащили его на место водителя, имитируя угон, бросили на месте аварии и ретировались. Был случайно обнаружен в седьмом часу утра ехавшими на смену рабочими. При поступлении в приемное отделение он выглядел как ледяная скульптура. Кисти и стопы звенели при постукивании (и это не метафора). Термоизолирующие повязки, реанимация. Обследование уточнило перелом основания черепа, отоликворея, соответственно, ушиб головного мозга, перелом четырёх ребер слева, ушиб органов средостения – все это на фоне глубокого обморожения.  Процентов 90 осматривающих предрекли летальный исход. Я был тогда начальником отделения термических поражений и имел прекрасный рабочий коллектив. Мы усердно боролись, отвоевали страдальца. Стопы и кисти пришлось ампутировать. В последующем длительная реабилитация, протезирование и, пожалуй, самое сложное, психологическая обработка в подготовке к новому качеству жизни. Протезирование было сложное, благодаря командующему и настойчивости матери удалось выйти на клинику Ottobock в Москве, где и было произведено окончательное протезирование ног. Дальнейшую судьбу пациента можно проследить в Википедии «Бурлаков Сергей Владимирович». Российский спортсмен – паролимпиец, член Общественной палаты РФ, депутат Государственной думы VIII созыва… Вывод: бороться для достижения успеха до последней возможности и еще немного».

После увольнения из Вооруженных Сил Лубянов Владимир Иванович десять лет трудился на ниве гражданского здравоохранения, а с потерей зрения ушел на пенсию и теперь живёт «окутанный теплом заботы нашего государства», как говорит сам Владимир Иванович.  Хирургический стаж -  41 год, военный стаж – 44 года, общий стаж – 52 года. На протяжении всей жизни, начиная со студенческих лет, Владимира Ивановича поддерживала во всех начинаниях Евгения Семёновна – любящая жена, мать, бабушка и прекрасный акушер-гинеколог. Их дети в дальнейшем продолжили династию врачей различных специальностей. А внук (Сапин И.К.) вместе со своей невестой (Лукиной А.Е.) только начали свой врачебный путь, поступив в Воронежский государственный медицинский университет на факультет Лечебное дело.

В заключении авторы выражают благодарность Лубянову В.И. за яркие воспоминания, которыми он решился поделиться в интервью, часть из которых была представлена читателям в статье в виде цитат.

 

×

About the authors

Ivan Kirillovich Sapin

Voronezh State Medical University named after N.N.Burdenko

Email: sapinivan560@gmail.com
ORCID iD: 0009-0008-0384-5785

student of the 1st course, faculty of General Medicine

Russian Federation, 10 Studencheskaya str., Voronezh, 394036, Russia

Alina Evgenievna Lukina

Voronezh State Medical University named after N.N.Burdenko

Email: azru050@gmail.com
ORCID iD: 0009-0003-2448-1638

student of the 1st course, faculty of General Medicine

Russian Federation, 10 Studencheskaya str., Voronezh, 394036, Russia

Irina Efimovna Masneva

Voronezh State Medical University named after N.N.Burdenko

Author for correspondence.
Email: irinmsn@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0002-1622-5496
SPIN-code: 2945-2352

senior teacher, chair of Foreign Languages

Russian Federation, 10 Studencheskaya str., Voronezh, 394036, Russia

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies