The Profession of a Doctor is a Feat That Requires Purity of the Soul and Purity of Thought

  • Authors: Sotnikova P.A.1, Zubenko I.V.1, Skokova N.N.1
  • Affiliations:
    1. Voronezh State Medical University named after N.N. Burdenko
  • Issue: Vol 12 (2023): МАТЕРИАЛЫ VI ВСЕРОССИЙСКОЙ СТУДЕНЧЕСКОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ С МЕЖДУНАРОДНЫМ УЧАСТИЕМ «БЕРЕЧЬ И РАЗВИВАТЬ БЛАГОРОДНЫЕ ТРАДИЦИИ МЕДИЦИНЫ»: ВЕРНОСТЬ ПРОФЕССИИ В ИСТОРИИ МОЕЙ СТРАНЫ
  • Pages: 193-196
  • Section: БЕРЕЧЬ И РАЗВИВАТЬ БЛАГОРОДНЫЕ ТРАДИЦИИ МЕДИЦИНЫ»: ВЫДАЮЩИЕСЯ ВРАЧИ РОССИИ
  • URL: https://new.vestnik-surgery.com/index.php/2415-7805/article/view/8999

Cite item

Abstract

At present, unfortunately, young doctors know very little about outstanding compatriots and colleagues, about their deeds, which have forever remained in people's memory. In the history of Russian medicine, there are many worthy examples of the courage and dedication of people who have devoted their lives to medicine. One of these doctors who accomplished a feat in the name of people's lives is Simon Zelikovich Gorelik. This article deals with the life, work and feat of S.Z. Gorelik, an outstanding doctor and a wonderful person who sacrificed his life to save people. In the article, we’d like to draw the attention of modern youth to what character traits and personal qualities necessary for successful work a doctor should have, as well as their significance and importance when interacting with patients and colleagues. The aim of this work is to explain to future doctors the need for professional and personal growth, self-improvement throughout the life path. This article is recommended for modern youth to create and educate such qualities as humanism and patriotism, kindness, compassion and determination to self-sacrifice.

Full Text

Профессия врача – это подвиг,

она требует самоотвержения,

чистоты души и чистоты помыслов.

А.П.Чехов

 

Врач – не только одна из самых важных, но и самых гуманных профессий в мире, и от человека, считающего себя достойным заниматься ею, она требует не столько знаний и профессионализма, сколько доброты, самоотверженности и даже самопожертвования. Врач не может остаться в стороне от чужой беды, не может пройти мимо опасности, угрожающей людям, даже если ликвидировать эту опасность придётся ценой собственной жизни. В истории русской медицины много достойных примеров храбрости и самоотверженности людей, посвятивших свою жизнь медицине. Одним их таких докторов, совершивших подвиг во имя жизни людей, является Симон Зеликович Горелик.

Симон Зеликович родился в 1885 году в маленьком местечке Паричи Минской губернии, в семье лесопромышленника, богатого и уважаемого человека. В юные годы мальчик получил прекрасное образование, что позволило ему изучать медицину в Западной Европе. Он учился в Париже, Сорбонне, а после окончания Женевского университета вернулся в Россию. Во время Гражданской войны служил военным врачом в Красной Армии. Молодой доктор бесстрашно работал день и ночь, не жалея себя ухаживал за ранеными, однако, ничем особенным среди своих коллег не выделялся. Бесстрашием и самоотверженностью тогда отличались многие.

Однако это не мешало ему быть по-настоящему хорошим специалистом. О нём отзывались как о чутком и внимательном враче, спокойном и добром человеке. Он любил людей и делал всё от него зависящее, чтобы помочь им победить недуг, облегчить их страдания.

Советская власть высоко оценила его старания. В 1921 году ему, как востребованному и ценному специалисту, дали служебную квартиру в элитном доме, в самом центре Москвы, в Хоромном тупике, и разрешили перевести из Швейцарии семью – жену, сына и двух дочерей. С этого момента началась его гражданская служба. Он трудился в Ново-Екатерининской больнице на Страстном бульваре и занимал должность ассистента кафедры терапии  Первого медицинского института. Коллеги считали, что он мог занять должность и выше, но в то время продвижению по службе сильно мешало отсутствие у доктора учёной степени. Симона Зеликовича это не смущало. Он не особенно стремился заниматься наукой, а предпочитал практическую медицину, всегда стремясь быть «на передовой», собственными руками помогать людям. Это стремление станет не только делом всей его жизни, но и причиной внезапной и страшной кончины.

В начале 20 века, особенно в 30-е годы в СССР развернулась активная борьба с чумой. В нескольких институтах страны, в том числе и в саратовском НИИ «Микроб», тщательно изучали возбудителя этого опаснейшего заболевания, искали лекарство от него, разрабатывали вакцину. С этой целью в НИИ «Микроб» был доставлен штамм возбудителя чумы ЕV, способного вызвать одну из самых опасных форм этого заболевания – лёгочную чуму с летальным исходом 100%. После многолетних опытов команде учёных НИИ удалось разработать вакцину против чумы, на основе имеющегося штамма. Эффективность новой разработки проверили на себе трое экспериментаторов – Евгения Короткова, Виктор Туманский и Абрам Берлин [1].

Они сначала ввели в организм вакцину, а затем возбудителя чумы. Результаты превзошли все ожидания - никто из экспериментаторов не заболел! Это был настоящий прорыв в советской медицине.

По приглашению Наркомздрава СССР один из триумфаторов, гениальный микробиолог и опытнейший врач Абрам Львович Берлин, отправился с докладом на коллегию в Москву. Он был уверен, что смог победить чуму, настоящий бич человечества, вспышки которого то и дело появлялись на окраинах СССР, принося смерть и страдания людям и упадок сельскому хозяйству [1]. В Москве его встретили со всеми почестями, полагающимися победителю, и никто тогда ещё не знал, какой катастрофой обернётся этот визит.

А.Л. Берлин заселился в гостиницу, выступил с докладом перед чиновниками Наркомздрава, общался с учёными, чувствовал себя вполне бодро и выглядел абсолютно здоровым. Однако вечером он почувствовал себя неважно, а ближе к ночи ему стало совсем плохо. Пришлось вызвать скорую. Фельдшер, первым приехавший к пострадавшему, диагностировал у учёного крупозную пневмонию и, согласно инструкциям, доставил его в Ново-Екатерининскую больницу.

Дежурным врачом в ту ночь был Симон Зеликович Горелик, дорабатывавший в этой больнице последние смены: его назначали на высокую административную должность в Казахстане, и через несколько дней доктор вместе с семьёй должны были уехать. Опытному доктору не потребовалось много времени, чтобы понять – перед ним никакая не пневмония, а самая настоящая лёгочная чума. С возбудителем именно этого заболевания проводил опыты лежащий перед ним микробиолог.

Почему так произошло? Почему такой опытный экспериментатор как Берлин заразился? Могла ли это быть случайность или ошибка в эксперименте? А может причина в ненадёжности вновь созданной вакцины? Выяснять это времени уже не было. Нужно было спасать город от страшной заразы, волею случая, вырвавшейся на свободу. И тогда Симон Зеликович принял единственно верное в этой ситуации решение – изолировать себя вместе с опасным пациентом.

Поначалу, его вердикт вызвал неожиданное недовольство. Власти не хотели принимать тот факт, что Берлин болен чумой, ведь он общался со многими высокопоставленными особами. Однако после нескольких часов стало понятно, что ошибки в диагнозе нет – в самом центре Москвы действительно произошла вспышка чумы. Очень важно было соблюсти секретность и не допустить паники среди населения. И тогда дело в свои руки взяло НКВД [1].

В считанные часы сотрудники ведомства выявили все контакты Берлина. В основном это были учёные, врачи, чиновники, присутствовавшие на злополучной коллегии. Всех этих людей и тех, с кем они контактировали после общения с Абрамом Львовичем, свозили в инфекционную больницу на Соколиной горе, негласно объявленную карантинной зоной. Туда же попала в полном составе бригада поезда Саратов – Москва, на котором ехал Берлин, и сотрудники гостиницы «Националь», в которой он жил. С целью конспирации всем этим действиям придали вид массовых арестов, которым Москва, впрочем, как и вся страна, уже давно не удивлялась. В Ново-Екатерининской больнице, по сути, было введено военное положение. Ни войти, ни выйти из неё оказалось просто невозможно. По всему периметру больницы стояли вооружённые часовые, а военным комендантом был назначен профессор стоматологии И.Г. Лукомский, случайно оказавшийся в ту ночь в больнице.

Всё это время Симон Зеликович Горелик оставался у постели Берлина. Он не мог спасти его, но направил всю свою доброту и профессионализм на то, чтобы облегчить его страдания, скрасить последние минуты его жизни. Они находились в строго изолированном помещении, поэтому, когда Берлин скончался, доктор Горелик остался умирать в полном одиночестве.

Даже на смертном одре он пытался кому-то помочь – написал письмо И.В. Сталину, с просьбой освободить репрессированного брата [2]. Писал, что тот ни в чём не виноват, что «компетентные органы» ошиблись, клялся, что «умирающий не будет лгать», но письмо до адресата так и не дошло. Оно даже не покинуло больницу – его сожгли, как и все потенциально «зачумлённые» предметы.

Своевременно принятые меры дали свои плоды: вспышку чумы в Москве удалось остановить. В том, сколько погибло человек, мнения разных источников расходятся: кто-то говорит, что погибли трое – Абрам Берлин, Симон Зеликович Горелик и парикмахер, услугами которого пользовался Берлин перед докладом; кто-то говорит четверо – погибла ещё медсестра Ново-Екатерининской больницы; кто-то утверждает, что скончалось 12 человек. Впрочем, точные цифры не так важны. По-настоящему важно лишь одно – жертв было гораздо меньше, чем могло было быть, прояви Симон Зеликович хоть каплю нерасторопности или малодушия. В средние века лёгочная чума превращала в кладбища целые города, и по сравнению с этим, даже 12 погибших кажется не такой уж и значительной цифрой.

В этой сложнейшей и опаснейшей ситуации доктор Горелик повёл себя как истинный герой, принял единственно верное решение, проявил чудеса выдержки и решительности, доброты и самопожертвования. Он совершил настоящий подвиг. Но чем же ответило ему общество?

Сразу после смерти доктора и его пациента, тела обоих были преданы огню в одном из московских крематориев. Сделано это было исключительно в эпидемиологических целях, дабы остановить распространение болезни по городу. Все документы, касающиеся этого дела, были строго засекречены и надёжно скрыты от посторонних глаз, особенно – глаз иностранных посольств [2]. И здесь правительство можно понять – в 1939 году поддержание и повышение государственного авторитета являлось одной из первостепенных его задач. Через несколько месяцев после смерти Симона Зеликовича была арестована его жена. За что? Это осталось загадкой для истории, как и то, отчего она так скоропостижно скончалась в тюремной камере. А квартиру, в которой долгие годы проживала семья Гореликов, в которой совсем одни остались две сироты – дочери Симона Зеликовича, согласно государственной программе, уплотнили. Уплотнили следователем, который вёл дело их матери и, вероятно, довёл несчастную до смерти.

Неужели именно так выглядит награда настоящего героя? Неужели это она – благодарность народа, которого он ценой своей жизни спас от ужасной беды, грудью своей загородил от смертельной опасности? Неужели это всё, чего он заслуживает?

Множество слухов вокруг этого случая сделали своё главное чёрное дело – имя Симона Зеликовича Горелика надолго было предано забвению. Подрастающие поколения молодых врачей даже не слышали о вспышке чумы прямо в центре Москвы, а уж о том, кто её остановил и подавно. О самоотверженном поступке доктора мир узнал лишь после развала СССР и рассекречивании государственных архивов.

Но это неправильно! Так не должно быть! Страна не должна забывать своих героев! Никакие государственные программы и приоритеты не должны способствовать принижению заслуг истинных гуманистов и патриотов, людей, отдающих за Отечество и соотечественников самое дорогое, что у них есть – свои жизни.

Нет, забывать их нельзя. Мы должны помнить! Должны знать своих героев в лицо и поимённо. Должны вручать им заслуженные награды, хотя бы посмертно. Ведь именно они подают пример молодому поколению: пример мужественности, отваги и самопожертвования во имя Родины, пример патриотизма и гуманизма, пример милосердия и сострадания, доброты и человеколюбия. Такими же, как они должен быть каждый гражданин нашей страны, независимо от профессии и должности.

×

About the authors

Polina Alekseevna Sotnikova

Voronezh State Medical University named after N.N. Burdenko

Author for correspondence.
Email: chepolina180604@gmail.com
ORCID iD: 0009-0007-4701-8303

student of the 1st year of  the  Faculty of  Pediatrics

 

Russian Federation, 10 Studencheskaya st. , Voronezh, 394036, Russia

Irina Vladimirovna Zubenko

Voronezh State Medical University named after N.N. Burdenko

Email: ira.zubenko@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-1986-7187
SPIN-code: 2866-0739

senior teacher, chair of foreign languages

Russian Federation, 10 Studencheskaya st. , Voronezh, 394036, Russia

Nina Nikolaevna Skokova

Voronezh State Medical University named after N.N. Burdenko

Email: nns280@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-4308-852X
SPIN-code: 9061-8137

senior teacher of foreign languages

Russian Federation, 10 Studencheskaya st., Voronezh, 394036, Russia

References

  1. Симон Горелик и его врачебный подвиг: в 1939 году он спас Москву от чумы. [Электронный ресурс]// Милосердие. ru - Режим доступа: https://www.miloserdie.ru/article/simon-gorelik-i-ego-vrachebnyj-podvig-v-1939-godu-on-spas-moskvu-ot-chumy/ (дата обращения 20.03.2023).
  2. Остановивший смерть. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: https://www.mn.ru/long/ostanovivshij-smert (дата обращения 20.03.2023).

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies