Innovative technologies in the treatment of soft tissue wounds


Cite item

Full Text

Изучая проблемы современной хирургии в лечении ран мягких тканей, следует отметить, что на данный момент времени гнойные осложнения встречаются в России численностью в 700 тысяч больных, а, изучив статистику, заметили тенденцию летальности в 30-40% случаев после применения традиционных методов лечения [9, 17]. В результате этого, перед нами встаёт актуальность этой проблемы - необходимо обеспечивать медицинские учреждения большим количеством бюджетных средств для новых курсов антибактериальной терапии для пациентов с развившимися осложнениями в послеоперационном периоде и имеющих антибиотикорезистентность, а также продолжить разработку новых методик лечения, направленных на требования пациентов в достижении косметического закрытия дефекта тканей и удовлетворяющие потребности лечения и профилактики [1].
Вопреки неукоснительного соблюдений всех правил в лечении мягких тканей, инфицирование может составлять, по данным литературы, в 32-75% случаев [2, 17]. Такие явления могут возникать из-за снижения резистентности организма, кровопотерями, а также стрессами пациента после длительных операций [2].
На сегодняшний день в хирургическую практику внедрены такие физические и химические методы как вакуумная терапия, NO-терапия, барботажная санация, метод кислородно-сорбционной струйной обработки раневой поверхности, фотодинамическая терапия, озонотерапия, внутривенное лазерное облучение крови, электромиостимуляция, а также применение антисептических средств, пленочного раневого покрытия, мазей, и различных препаратов [6, 17].
На данный момент вакуумная терапия занимает лидирующую позицию в наиболее часто используемых физических методик воздействия на рану благодаря её локального отрицательного давления, который стимулирует миграцию и пролиферацию клеток, сокращая сроки госпитализации до 1,3 раза [15]. В отличии от вакуумной терапии, NO-терапия используется в сочетании с низкочастотным ультразвуком, а также с участием оксида азота, который приводит к ускорению заживления раны за счёт сосудорасширяющего эффекта, помогающего улучшению кровоснабжения тканей, и бактерицидного действия [15]. При наличии устойчивости современных штаммов к оксиду азота используют NO-терапию в комбинации с ультразвуком и химическими антисептиками [15].
В основе барботражной санации лежит механизм улучшения кровообращения, основанный на сочетании применения газо- и гидродинамических воздействии, обеспечивающий эффективное снятие отёка и гиперемии [2]. Метод способствует более раннему закрытию раневого дефекта [2].
Применение кислородно-сорбционной струйной обработки раневой поверхности также является не менее эффективным [18]. Данный метод сокращает сроки госпитализации в 1,4 раза [18]. Фотосенсибилизаторы, используемые в фотодинамической терапии, обеспечавают антимикробную активность и приводят к снижению контаминации ран микробными агентами [14, 17].
Внутривенное лазерное облучение крови с длиной волны 405 нм показало высокую эффективность при лечении гнойных ран мягких тканей, а при 630-640 нм – приводило к укреплению иммунитета [19]. Данный метод осуществляется с помощью введения в вену оптического проводника, порционно излучающего потоки квантов. Столкновение квантов с частицами приводит последние в активное состояние, в результате чего стимулируется пролиферация клеток крови [15-19].
Использование в амбулаторных условиях электромиостимуляции ускоряет процессы грануляции и эпителизации на 1 и 2-е суток, соответственно, уменьшает площадь ран на 12%, за счет ускорения обменных и репаративных процессов, позволяет снизить стоимость лечения и время пребывания в больнице в 1,4 раза [18].
Применение антисептических средств с выраженными бактерицидными способами играет большую роль в предупреждении возникновения инфекции в свежеинфицированных ранах, а также как для более быстрого перехода в пролиферативно-регенеративную стадию раневого процесса [20]. Одними из таких препаратов являются перекись водорода и хитозан, которые могут использоваться как по отдельности, так и совместно, ускоряя эпителизацию ран и ликвидацию интерстициального отека в 2,1 раза [11]. По своим свойствам перекись – сильнейший окислитель, способный выполнять функцию окислительной детоксикации, а хитозан – выполняет функцию улучшения взаимодействия контактов лекарственных средств с раневыми поверхностями за счет его мукоадгезионных свойств [20].
Использование плёночных материалов, таких как хлоргексидин биглюконат, метронидозол и метилурацил, вызывает положительный эффект, который заключается в уменьшении площади ран на 14,2% и увеличении количества фибробластов на 0,5%, обусловленным бактерицидным действием метронидазола и стимулирующим репаративным действием метилурацила [10, 13].
Препараты, содержащие в своём составе крупнодисперсные наночастицы меди и серебра оказывают выраженную стимуляцию регенеративных процессов, а также обладают сорбционными свойствами, которые приводят к анестезии повреждённых участков кожи [7]. Большую роль в усилении регенерации мягких тканей также играет контролируемый фактор, индуцируемый гипоксией (HIF-1), и оптимальная среда, достигающаяся при применении коллагена I и III типов [3, 16].
Ремаксол – способствует ускорению заживлению ран в послеоперационном периоде за счет уменьшения продолжительности и интенсивности фазы воспаления, а также восстанавливает репаративные способности поврежденной ткани [8, 9]. Кроме того, в лечении ран мягких тканей активно используются нестероидные противовоспалительные препараты [18-20].
Современные исследования свидетельствуют о том, что снижение чувствительности микроорганизмов к антибиотикам связано с образованием полимерного слоя [19]. Среди новых антибиотиков следует отметить тейксобатин, выделенный в 2015 г. в США с помощью iChip [19].
У ряда пациентов на эффективные группы препаратов может наблюдаться поливалентная аллергия , поэтому в ряде стран разрабатывают методы использования смеси бактериофагов, которые позволяют сократить использование антибиотиков [20].
Вывод. Инновационные методы лечения ран мягких тканей обладают большей эффективностью, в сравнении с традиционными методами. Наиболее оптимальными из них являются физические методы, а именно вакуум-терапия, озонотерапия, фотодинамические технологии и другие. Перспективными методами лечения можно считать бактериофаготерапию и технологию iChip.

×

About the authors

Anton Petrovich Ostroushko

N.N. Burdenko Voronezh state medical University

Author for correspondence.
Email: anton@vrngmu.com
ORCID iD: 0000-0003-3656-5954

Ph.D., associate Professor of the Department of Department of General and Outpatient Surgery of N.N. Burdenko Voronezh State Medical University

Russian Federation, Voronezh

Alexander Akekseevich Andreev

N.N. Burdenko Voronezh state medical University

Email: sugery@mail.ru

Professor of the Department of General and Outpatient Surgery of N.N. Burdenko Voronezh State Medical University

Russian Federation, Voronezh

Maria Alexandrovna Yashkova

N.N. Burdenko Voronezh state medical University

Email: sugery@mail.ru

student

Russian Federation, Voronezh

Dmitriy Alexandrovich Markin

N.N. Burdenko Voronezh state medical University

Email: sugery@mail.ru

student

Russian Federation, Voronezh

References

  1. Андреев А.А. Значение кислотности при регенерации мягкой ткани / Андреев А.А., Цветикова Л.Н., Карапитьян А.Р., Чуян А.О. // Вестник Воронежского института высоких технологий. – 2016. – № 2 (17). – С.17-20.
  2. Андреев А.А. Экспериментальная апробация метода программной барботажной санации ран / Андреев А.А., Глухов А.А., Лобас С.В., Остроушко А.П. // Вестник экспериментальной и клинической хирургии. – 2016. – IX: 4. – С.314-321.
  3. Андреев-Андриевский А.А. Механизмы ранозаживляющего действия нативного коллагена I типа в модели ишемизированных полнослойных ран кожи на примере медицинского изделия «Коллост». (Часть I) / Андреев-Андриевский А.А., Болгарина А.А., Манских В.Н., Габитов Р.Б., Лагерева Е.А., Фадеева О.В., Телятникова Е.В., Щербакова В.С. // Хирургия. Журнал имени Н.И. Пирогова. – 2020. – №10. – С.79-87.
  4. Архипов Д.В. Кислородо-сорбционная обработка в лечении ран мягких тканей / Архипов Д.В., Андреев А.А., Атякшин Д.А., Остроушко А.П. // Вестник экспериментальной и клинической хирургии. – 2019. – Том XII. №4. – С.248-253.
  5. Архипов Д.В. Применение струйных сорбционных технологий в лечении асептических ран мягких тканей / Архипов Д.В., Андреев А.А., Атякшин Д.А., Остроушко А.П. // Научно-практический журнал "Многопрофильный стационар". – 2020. – Том VII. №1. – С.46-47.
  6. Архипов Д.В. Струйная оксигено-сорбционная обработка в лечении гнойных ран мягких тканей / Архипов Д.В., Андреев А.А., Атякшин Д.А., Глухов А.А., Остроушко А.П. // Вестник экспериментальной и клинической хирургии. – 2020. – Том XIII, №1. – С.41-45.
  7. Бабушкина И.В. Комплексный препарат для лечения ран мягких тканей / Бабушкина И.В., Мамонова И.А., Гладкова Е.В., Белова С.В. // Общие вопросы травматологии и ортопедии. – 2015. – С.127-128.
  8. Власов А.П. Возможности индуцирования репарации тканей при механической желтухе неопухолевого происхождения / Власов А.П., Зайцев П.П., Болотских В.А., Власова Т.И., Давыдкин В.И., Шейранов Н.С., Окунев Н.А. // Хирургия. Журнал им. Н.И. Пирогова. – 2018. – (12): 57-64.
  9. Ларичев А., Шишло В., Лисовский А., Чистяков А., Васильев A. Профилактика раневой инфекции и морфологические аспекты заживления асептической раны. Вестник экспериментальной и клинической хирургии. 2011;4(4):728-733.
  10. Григорьян А.Ю. Применение многокомпонентной пленки в лечении ран в эксперименте / Григорьян А.Ю., Бежин А.И., Панкрушева Т.А., Суковатых Б.С., Чекмарева М.С., Жиляева Л.В. // Бюллетень сибирской медицины. – 2019. – 18 (2):60–68.
  11. Калашников И.В. Применение пролонгированной амбулаторной электромиостимуляции в комплексном лечении ран мягких тканей / Калашников И.В., Ларина Т.С. // Научно-практический журнал "Многопрофильный стационар ". – 2017. – Том IV, №2. – С.93-95.
  12. Li H. Nickel-Titanium Wire as Suture Material: A New Technique for the Fixation of Skin / Li H., Song T. // J Craniofac Surg. – 2018. – 29(4): 343-344.
  13. Каторкин С.Е. Применение сульфатиазола серебра в комплексном лечении гнойных ран / Каторкин С.Е., Быстров С.А., Безбородов А.И., Назаров Р.М., Лисин О.Е., Личман Л.А., Шестаков Е.В. // РМЖ. – 2017. – № 28. – С.2039-2042.
  14. Mai D.K. Synthesis and Photophysical Properties of Tumor-Targeted Water-Soluble BODIPY Photosensitizers for Photodynamic Therapy / Mai D.K., Kang B., Vales T.P., Badon I.W., Cho S., Lee J., Kim E., Kim zH.-J. // Molecules. – 2020. – 25:3340.
  15. Chang-liang O. Vacuum sealing drainage with anterolateral thigh perforator flap for repair foot tissue defect / Chang-liang O., Young-gen Z., Cheng L., Xing Z., Xu-chao L. // China J Orthop Trauma. – 2018. – Vol.31. №7. – P.666-670.
  16. Settelmeier S. Prolyl hydroxylase domain 2 reduction enhances skeletal muscle tissue regeneration after soft tissue trauma in mice / Settelmeier S., Schreiber T., Ma J., Byts N., Koivunen P., Myllyharju J., Fandrey J., Winning S. // PLoS ONE. – 2020. – 15(5).
  17. Daeschlein G. Antimicrobial and antiseptic strategies in wound management / Daeschlein G. // Int Wound J. – 2013. – 10 Suppl. – 1:9-14.
  18. Furfaro L. L. Bacteriophage Therapy: Clinical Trials and Regulatory Hurdles / Furfaro L.L., Payne M.S., Chang B.J. // Front Cell Infect Microbiol. – 2018. – 8:376.
  19. Куликова А.Б., Кочетова Л.В., Хапилина Е.А. Моделирование инфицированной раны у крыс с длительно текущим сахарным диабетом. Вестник экспериментальной и клинической хирургии. 2021;14(4):260-264.
  20. Kennedy S. What are the results of surgical treatment of postoperative wound complications in soft tissue sarcoma? A retrospective, multi-center case series and the Musculoskeletal Oncology Research Initiative / Kennedy S., Mayo Z., Gao Y., Miller B.J. // The Iowa Orthopedic Journal. – 2018. – Volume 38. – P.131-136.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies