DNEVNIK SEM'I BLOKADNIKOV. TRAGEDIYa NA STANTsII LYChKOVO


Cite item

Abstract

Одним из наиболее сложных и страшных периодов Великой Отечественной войны была блокада Ленинграда. В статье рассказывается о жизни в блокадной Ленинграде, а также о гибели детей, эвакуированных из блокадного Ленинграда. Ключевые слова: блокада Ленинграда, станция Лычково, дети войны

Full Text

Тяжелые времена создают сильных лю- дей - именно так можно сказать про тех, кто смог пережить ужасы Великой Отечественной Войны. Нет в нашей стране ни одной семьи, которой не коснулась война. У кого-то она от- няла близких, а кто-то смог выжить и доне- сти до нынешнего поколения мысль о том, что нам нужно делать всё, чтобы жить в мире, как это делали наши прадеды и их семьи. Я смог- ла из первых уст услышать историю о том, как жили люди во время блокады Ленинграда от бабушки моего отчима. Она также рассказала мне, как была знакома с женщиной, которая осталась в живых после страшной трагедии на станции Лычково, она была на тот момент совсем маленькой, но события, которые с ней происходили, сохранились в её памяти под- робно. Теперь я хочу поведать эту историю другим людям, чтобы каждый человек пом- нил, какой ценой нам досталось светлое небо над головой и спокойная жизнь. В деревне Чегодаево Московской области проживает моя прабабушка Пахтусова Ан- тонина Антоновна. Она и её семья пережила блокаду Ленинграда, (8 сентября 1941- 27 ян- варя 1944гг) которая длилась 872 дня. Пахтусова Антонина Антоновна (2 фев- раля 1921г) вместе со своей младшей сестрой Лидией Антоновной (10 сентября 1922г) и ма- терью Ольгой Клавдиевной попали в блокаду Ленинграда (8 сентября 1941- 27 января 1944 гг.) Моя прабабушка родилась в Белгороде, её семье пришлось временно переехать в Харь- ков, а когда ей исполнилось 2 года, они отпра- вились в Ленинград. Отец, Антон Францович, был военным юристом, мать, Ольга Клавдиев- на, была домохозяйкой. Когда началась война, отец был призван на фронт, мать осталась с двумя дочерями, старшей было 20, а младшей 18. Обе девушки учились в юридическом институте. 8 сентя- бря 1941 года началась блокада Ленинграда. Они с сестрой ходили и снимали с крыш фу- гасные бомбы, Ольга Клавдиевна работала в булочной, девочки приходили к ней и помога- ли отпускать по талонам хлеб людям. Помимо помощи матери, сестры убирали трупы людей и хоронили их, помогали стари- кам, обходили дома и искали детей, родители которых умерли, отводили сироток в детдом. За всё время поисков детей Тоня и Лида наш- ли и отправили в детдом около 30 ребятишек. Девочки добывали из Невы воду для тех, кто совсем обессилил: это было очень трудно, так как на льду люди поскальзывались, а встать у них уже не было сил. Позже, Лидия устроилась работать в во- енную прокуратуру и помогла устроиться своей старшей сестре в столовую военного за- вода, там Антонина выдавала талоны на еду для тех, кто там работал. Несмотря на то, что страна голодала, в столовой было и мясо, и хлеб, и овощи, а на новый год выдавали даже по одному апельсину. Порции были крайне малы, но по сравнению с тем, что давали бед- ным жителям Ленинграда, это было много. И Лидии, и Антонине выдавался сухой паёк, который девушки делили с матерью и детьми соседей - они не могли есть его сами, потому что видели, как мучились ни в чём неповин- ные дети. Если на тарелках оставалось хоть что-то, Антонина собирала всё в кастрюлю, а потом раздавала соседям. Это спасло многих знакомых Пахтусовых от голодной смерти. Ближе к концу блокады военный завод был эвакуирован в Москву на товарном поезде, и Антонина Антоновна, вместе со своей сестрой и матерью тоже выехали из Ленин- града. Отец также вернулся с фронта в Москву, их расселили в летний домик в Раменском, не было отопления, семья жила на керосинках и на буржуйках, сёстры пошли работать на за- вод. Через 5 лет после блокады Лидия и Анто- нина смогли снова поступить в юридический институт и с успехом его окончить. Лидия Антоновна умерла в 2010 году, не дожив 2 месяца до своего девяностолетия. Антонина Антоновна вышла замуж, и у неё родились две девочки. Позже, прабабушка снова вернулась в Санкт-Петербург, который, несмотря на то, что оставил в её сердце столько ужасных вос- поминаний, стал неотъемлемой частью её жизни. Лишь в глубокой старости она согла- силась переехать в Московскую область, что- бы быть ближе к своей семье. В Петербурге бабушка познакомилась с женщиной, которая пережила не менее ужа- сающие события. Её имя - Зимнева Ирина Алексеевна. Она была классной руководи- тельницей дочерей моей прабабушки, препо- давала физику. Историю Ирины Алексеевны стоит услышать вживую, но к сожалению, я смогла узнать об этой трагедии только от сво- ей прабабушки. Она рассказала, как судьба свела её с женщиной по имени Зимнева Ирина Алексеевна - жертвой трагедии. Некоторую информацию мне пришлось искать в иных источниках, потому что прабабушке тяжело было рассказать всё в мельчайших подробно- стях. В июле 1941 года на железнодорожной станции Лычково произошла трагедия, кото- рую люди помнят до сих пор. В тот летний день немецкая авиация разбомбила эшелон из двенадцати вагонов, в котором находились ле- нинградские дети. Их эвакуировали в южные районы тог- дашней Ленинградской области, чтобы спа- сти. В первые недели войны «наверху» были уверены, что опасность Ленинграду грозит со стороны Финляндии. Поэтому детей отправили в те места, которые посчитали безопасны- ми. Много эвакуированных детей было в Де- мьянском, Марёвском, Молвотицком, Валдай- ском и Лычковском районах. Но оказалось, что детей везут навстречу войне, в самое пек- ло. Маленьких Ленинградцев похоронили на местном кладбище, в безымянной могиле. Жители села Лычково свято хранят память о невинно погибших детях, ухаживали за моги- лой. Но остались люди, которые смогли вы- жить, они никогда не смогут забыть, что про- изошло в тот роковой день. К сожалению, со временем в памяти мно- гое стёрлось: забывались точные даты, пута- лись хронология и подробности, ведь участ- никами трагедии, в основном были маленькие дети, и станцию бомбили не один раз до за- хвата её немцами в начале сентября в 1941 года. В некоторых случаях что-либо уточнить в данный момент невозможно, в связи со смер- тью очевидцев. Одним из участников этих событий была Зимнева Ирина Алексеевна, которой на тот момент было два с половиной года. Она тоже ехала в одном из вагонов того эшелона. Ей посчастливилось остаться живой в той неис- товой мясорубке, и сейчас она живет в Санкт- Петербурге, более сорока лет работает в шко- ле преподавателем. С Демянской землей её накрепко связала не совсем обычная история, которая произо- шла с ней после бомбежки поезда и которую иначе как судьбой не назовешь. Немцы всё ближе подходили к Ленин- граду, нужно было спасать всё самое ценное, началась подготовка к эвакуации детей в глу- бинный тыл. Девушки-комсомолки ходили по домам, проверяя опустевшие квартиры, и, если находили детей, отводили их в ус- ловленные места-детские сады или школы. Маленькая Ирочка, как и многие дети, оста- валась в квартире одна. Папа давно уехал на фронт, а мама уходила на работу. Сначала она возвращалась домой, но потом её перестали отпускать с завода. Девочка ждала её, очень скучала и плакала в одиночестве. Здесь её, зарёванную и голодную, нашли девушки-ком- сомолки. Они сразу же разыскали мать, после чего было принято решение отдать девочку в детдом. «Семья Ирины работала на Кировском за- воде, - рассказывает прабабушка. - Мама - на- чальником лаборатории, дядя - директором. С началом войны отца призвали в армию, воевал он на Ленинградском фронте. А дядю назна- чили заместителем наркома машиностроения. Он переехал в Москву. Папа воевал, письма с фронта приходили, но редко. Ире еще не было и трех лет, когда её пристроили в детский дом, мама работала на заводе круглые сутки, ноче- вала там же, а еды на малютку не хватало. Там хотя бы за ребёнком следили, давали поку- шать киселя и похлёбки с кусочком чёрствого хлеба. Детский дом стал для неё шансом на жизнь. С ним-то она и эвакуировалась из Ле- нинграда». Мама прибежала на вокзал к самому от- правлению поезда, когда детишки в сопрово- ждении родителей уже рассаживались по ва- гонам. «Дети ехали в особом поезде, который состоял из вагонов с красными крестами на крышах и стенах. Это было сделано для того, чтобы все понимали, что в вагоне едут те, кого нельзя обстреливать. Однако, эти кресты и оказались главной мишенью для фашистов. В каждом вагоне огромное количество детей, которым предстояла разлука с мамами - все они плакали, хотели есть и боялись. В ваго- не могло быть 100, а то и 200 детишек раз- ного возраста, от совсем маленьких до уже взрослых пионеров - они-то и помогали вос- питательницам и медсёстрам следить за ма- лышами. Детей также подсаживали в пути. Родители думали, что спасают своих детей. А оказалось, что поезд повезли навстречу нем- цам». На прощание, крепко обняв и расцеловав дочку, она дала ей в руки небольшую кукол- ку и прошептала на ушко: «Это мой подарок тебе, доченька, береги его и никогда никому не отдавай». Девочка не понимала, что проис- ходит, но почему-то мамины слова врезались ей в память, и она крепко сжимала подаренную куклу. Игрушка была очень красивой, и всем деткам в поезде хотелось с ней поиграть, но Ирочка прятала куклу, прижимала к себе и никому не отдавала, а если кто-то хотел её забрать, начинала громко плакать. В тот мо- мент девочка больше всего хотела вернуться к маме, чтобы она никому не дала отобрать на- столько дорогую для неё куколку. Эшелон с детьми стоял на станции Лыч- ково, когда неожиданно налетели немецкие самолёты, и началась бомбежка, когда она за- кончилась, внизу стали собираться местные жители. Поезд прибыл на станцию Лычково. «Стоянка затянулась. Ждали, пока подве- зут партию детей. Часть детишек высадили, чтобы они размяли ноги, подышали воздухом и поиграли с пионерами - всё веселее, чем си- деть в вагоне. Ира тоже вышла походить по станции. И вдруг налет немецкой авиации! Рядом с эшелоном не то, что воинских, во- обще никаких поездов не было. Так что фа- шисты понимали, кого бомбят. Эти вагоны нельзя было перепутать ни с какими другими. Разбомбили все!» Полыхающие вагоны, трупы людей, ча- сти человеческих тел на ветках деревьев, кри- ки, плач, стоны. Всех погибших хоронили в общей могиле, и для этого были привлечены, в основном, женщины и подростки из Лычко- во и окрестных деревень. Вместе со взрослы- ми участвовал в захоронениях и Алёша Осо- кин, тринадцатилетний паренек из деревни Иловка. Он-то и заметил детскую ручонку, неловко торчащую из-под груды трупов, с зажатой в неё красивой куколкой. Такой за- мечательной игрушки Алёше раньше видеть не приходилось, и он, решив рассмотреть её поближе, стал потихоньку вытаскивать её из детской руки. Однако кукла не поддавалась - так крепко её держала маленькая детская ручка. Тогда мальчик решил разогнуть паль- цы, крепко сжимавшие игрушку, и вдруг, не- ожиданно для самого себя, он почувствовал, как рука ещё сильнее сжала куклу. Сначала он испугался, но потом понял, что девочка, лежа- щая под кучей трупов ещё жива, и стал звать на помощь взрослых. Когда Иру вытащили из- под безжизненных детских тел, она была без сознания, а очнувшись, первым делом прижа- ла к себе куклу. Иру привезли в деревню Белый Бор, где она жила с преподавателями и другими деть- ми в сельской школе. В деревне горемычных детей приняли как родных, они вскоре подру- жились с местными ребятами. Многим из них хотелось поиграть с куклой Иришки, которую она так ревностно хранила, что ещё боль- ше подогревало ребячий интерес. Однажды, Лёша Осокин решил силой отобрать куклу у девочки, несмотря на то, что девочка рыдала и говорила, чтобы он отдал их с мамой куклу, и нечаянно отломал игрушке ручку. Прибежав- шая на крики Иры воспитательница отобрала сломанную игрушку и вернула её малышке. А она, получив свою любимицу, безутешно ры- дала над сломанной кукольной ручкой. Мама Иры получила письмо из дерев- ни Белый Бор. Её родителей нашли, потому что при ней в медальоне был ленинградский адрес. Мама связалась с братом. В распоряже- нии дяди Коли как замнаркома был какой-то небольшой самолет, он на нем время от вре- мени через линию фронта наведывался в Ле- нинград к своей сестре, привозил продукты и вещи, необходимые для выживания. И дядя Коля прилетел за ней в эту деревеньку. Ког- да её вернули домой, в Ленинграде уже вовсю царил голод. На столе жиденький чай и какая- то каша, которую привозил дядя Коля, очень редко были бублики или баранки, и то их было очень мало и все они были сухие. Он хо- тел забрать Иру к себе, в Москву. У него тоже была дочка на год старше. Но мама сказала: «Нет уж! Выживем, так вместе. Умрем - тоже вместе!» До конца блокады Ира пробыла в Ле- нинграде. «А через 40 с лишним лет произошла удивительная встреча. Ирина с мужем приоб- рели домик в деревне, чтобы уезжать из Пе- тербурга на лето. Домик стоит в Новгородской области. Решили построить баню. Пригласи- ли двух местных плотников. Когда баня была готова, сели за стол. И тут один из плотников, Алексей Осокин, рассказал, как в самом на- чале войны после бомбежки помогал спасать живых и вывозить трупы из эшелона с детьми из Ленинграда. И тут Алексей рассказал, как из-под трупов вытащил девочку, в руках у ко- торой была красивая, необычная кукла, каких он раньше никогда не видел! Ира не могла по- верить, что спустя столько лет встретила того, кто спас её. Ира конечно же сказала, что она и есть та самая девочка. Алексей не поверил, но Ира предложила ему приехать в Ленинград и увидеть ту куклу, что он в скором времени и сделал». Людям, которые жили во времена Вели- кой Отечественной войны пришлось пере- жить ужасы военных лет, узнать, что такое голод, холод, смерть, разлука и страх. Но те, кто смог преодолеть это время и боролся за будущее своих внуков стали нашими героя- ми, они совершали такие подвиги, о которых мы обязаны помнить, рассказывать о них сво- им детям, внукам и объяснять, что пока наша страна едина мы сможем противостоять лю- бым атакам, но сами мы должны делать всё для того, чтобы в государстве царил мир, и дети не видели ужасов, кровопролития, не слышали звуки бомбёжки, выстрелов и кри- ков от ужаса и страданий. Каждый ребёнок имеет право на детство, каждый взрослый имеет право на спокойную жизнь.
×

About the authors

A P Abisova

References

  1. Гаврилина С. Станция памяти [Текст] // Невское время. - 2004. - 20.02. - 15 с.
  2. Память сердца. Воспоминания жителей МО Пискаревка о блокаде
  3. Ленинграда в ВОВ [Текст] - С-Пб.: НИКА, 2008. - 154с.
  4. Соловьёва В. Лёнькина кукла [Текст]. // Русское слово. 2005. - 15 с.
  5. Фёдорова З. Он подарил мне жизнь [Текст] // Санкт- Петербургские ведомости. - 2007. - 18.07. - 12 с.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies