VLIYaNIE MEDITsINSKIY DEYaTEL'NOSTI NA TEMATIKU KhUDOZhESTVENNYKh PROIZVEDENIY A.K. DOYLYa

Abstract



Гиппократ или Аполлон? Аполлон или Гиппократ? Кто первичен, а кто вторичен? Или эти двое, «знаменитый древнегрече- ский целитель, врач и философ, вошедший в историю как «отец медицины» [3] и «… по- кровитель искусств, предводитель и покро- витель муз, предсказатель будущего, бог- врачеватель…» [4], (случайно ли?) идут рука об руку, и их союз зачастую становится не- вероятно успешным и плодотворным? Конеч- но, мы не можем утверждать это наверняка, однако близость профессий врача и писателя очевидна. Врач, а практикующий врач тем более, - это всегда обладатель уникальной информации, которой незаурядный талантли- вый человек обязательно воспользуется для познания отношений между людьми, их ха- рактеров, жизни и, конечно же, «самоё себя». А познав все это в полной мере, переосмыслив и проанализировав (а может быть, и нет), воз- никает вполне естественное и непреодолимое желаниеподелиться эмоциями и выводами, наболевшим и просто зафиксированным. К слову, все вышеописанное только подтверж- дает истину: врачи нередко меняют скальпель на перо. Не в том ли смысл, что и то, и другое заточено? Уильям Сомерсет Моэм - писатель, имевший медицинское образование, точно отметил: «Медик знает о человеке все самое худшее и самое лучшее. Когда человек болен и испуган, он сбрасывает маску, которую при- вык носить здоровый. И врач видит людей та- кими, как они есть на самом деле - эгоистич- ными, жестокими, жадными, малодушными; но в то же время - храбрыми, самоотвержен- ными, добрыми и благородными. И, прекло- няясь перед их достоинствами, он прощает им недостатки» [5]. Многие известные люди писали. Но да- леко не все писатели, изучавшие медицину, зарабатывавшие на жизнь профессией врача, вошли в историю мировой литературы. При- мечательно, что писатели-врачипредставляют собой самую многочисленную группу. Мы хотим обратиться к представителям зарубеж- ной литературы. Авиценна и Данте Алигье- ри, Фридрих Шиллер и Франсуа Рабле, Джон Китс и Луи Буссенар, Януш Корчак и Робин Кук… Этот список можно еще продолжать и продолжать. Мы же в нашем исследовании рассмотрим непосредственную связь литера- турной и медицинской деятельности, влияние последней на тематику и особенности произ- ведений величайшего мастера детективного жанра Артура Конан Дойля. Артур Конан Дойль… Кому неизвестно это имя? Имя человека, чей талант настоль- ко многогранен, интересы разносторонни, а масштабы совершенного в разных сферах де- ятельности велики, что теряешься в определе- нии: кто он? Блестящий врач? Талантливый писатель? Грамотный специалист в военном деле? Тонкий дипломат? Проницательный детектив? Мы обращаемся к его врачебной и писательской деятельности. Чтобы в полной мере понять, почему «врач», почему «писа- тель», нельзя опустить информацию о некото- рых сведениях его биографии. Артур Конан Дойль жил в конце ХIХ- первой половине ХХ века.Это период необык- новенных открытий в самых разных областях науки и, прежде всего, открытие Ч. Дарвина о происхождении человека. Увлеченный этой информацией, историями о дяде-профессоре медицины, А.К. Дойль не сомневается в выбо- ре профессии и в 1876 году становится студен- том медицинского факультета Эдинбургского университета. Профессор Джозеф Белл, лич- ный врач королевы Виктории в Шотландии, редактор с 20-летним стажем «Эдинбургского медицинского журнала», а по совместитель- ству и преподаватель университета, отмечал увлеченность Артура Конан Дойля медици- ной и дифференциальной диагностикой, ука- зывая на его стремление максимально точно определить диагноз, не жалея времени и сил. Кстати, именно он, Джозеф Белл, по словам А.К. Дойля, стал прототипом легендарного Шерлок Холмса. Будущий писатель, работая у профессора, имел возможность лично наблю- дать «сеансы дедукции» при осмотре Беллом пациентов. Материальное положение семьи Дойлей оставляло желать лучшего, поэтому Артур начинает работать в первые же летние кани- кулы. Помощник аптекаря, помощник врача, помощник частнопрактикующего врача… и, наконец, в 1880 году - хирург на китобой- ном корабле «Надежда». После окончания университета, в 1881 году, опять плавает на судне, но уже в качестве «компетентного ко- рабельного врача». Дальнейшая медицинская практика организуется совместно с бывшим сокурсником А.К. Дойля. События этого пе- риода отражены в романе писателя «Загадка Старка Манро», или «Письма Старка Ман- ро». Роман автобиографичен: в образе Старка Манро, начинающего врача, обремененного философско-религиозными исканиями, А.К. Дойль выписал самого себя. Все окружение Старка также имеет реальных прототипов. Этот роман изобилует профессиональной терминологией, реальными ситуациями из медицинской практики Манро. Приведем не- которые слова, словосочетания и выражения, относящиеся к медицине: «шишковидная же- леза, рудиментарный остаток, опухоль желез, туберкулезные бугорки, ферменты, бромид, ревенная пилюля, желчный проток, преддве- рие привратника желудка, ногтоед, эпителио- матозный рак, хлорал, молочная кислота, эн- докардит, эмболия, тромбоз, матастатические абсцессы, анемичный, жировоск, холестерин, дермоидная киста, митральная регургита- ция, цирроз печени, Брайтова болезнь, во- дянка, ипохондрик, хлороформ, эксгумация, катаракта, глаукома, плацента, воскоподобное вещество, гликоген, смещение мениска, рев- матический артрит, подагра, спикула» [2]. В вышеуказанном романе А.К. Дойлем упоми- наются медицинские журналы: «Британский медицинский журнал», «Ланцет»(английский старейший - первый в мире! - медицинский журнал, который был основан в 1823 году, выходит до сих пор); тейлоровская «Судебная медицина»(учебник Альфреда Свейн Тейлора 1845 г.). Будучи талантливым, амбициозным вра- чом-экспериментатором, А.К. Дойль успеш- но публиковался в научных журналах, в том числе в вышеупомянутом журнале «Ланцет». Интересны его работы по вакцинации, ста- тьи о лейкозе, вторичном сифилисе, подагре, о ее влиянии на болезни глаз. Он предпола- гал негативное воздействие малярии на лим- фому, возможность с помощью антибиотиков победить инфекционные заболевания: тиф, скарлатину, холеру…Однако отметим, что мы говорим о преломлении профессиональной деятельности врача именно в художественной литературе. Желание писать все более и более ов- ладевало А.К. Дойлем. Кроме того, Исан- на Лихтенштейн справедливо указывает на то, что «как правило, пережитый душевный стресс, особые причины приводят к уходу от врачебной профессии» [6]. В случае с Конан Дойлем - это его участие в качестве врача в англо-бурской войне. Мортимер Мемпес, ху- дожник, работавший над портретом А.К. Дой- ля в то время, записал: «Доктор Конан Дойль работал как лошадь, пока… не был вынужден взобраться на холм, чтобы сделать глоток све- жего воздуха. Это один из тех людей, которые делают Англию великой» [6]. С тех пор активная писательская деятель- ность захватывает А.К. Дойля всецело, одна- ко медицина незримой спутницей продолжает идти рядом. Неслучайно профессиональную тематику мы находим почти во всех произве- дениях великого писателя. Идеальным в этом прочтении является сборник рассказов «Круг красной лампы». В предисловии автор предупреждает, что это «истории, в которых о медицинской жизни рассказывается с определенной долей реализ- ма» [1, с. 213], он удачно сравнивает действие художественной литературы и медицинских препаратов: «История, которая может вырвать мысль читателя из привычного русла и заста- вить его напрячь мозг, играет ту же роль, что и альтернативное или тонизирующее средство в медицине: горькое на вкус, оно бодрит и укре- пляет» [1, с. 213]. Кстати, название сборника весьма символично: раньше практикующие врачи в Англии ставили в своих окнах крас- ные лампы. Рассказ «Отсталые взгляды» повеству- ет о совместной работе двух молодых врачей и пожилого специалиста, доктора Винтера, практикующего в этом английском городе очень давно, вырастившего и лечившего не только рассказчика-молодого врача, но и мно- гих-многих других. Молодые специалисты легко и незлобно посмеиваются над пожи- лым коллегой, его устаревшими взглядами и методами.«Искусству врачевания он учился в те времена, когда медицинские инструменты едва начинали появляться и доктора больше доверяли своим пальцам», он «стетоскоп на- зывает «новомодной французской игрушкой», а теорию Дарвина «считает главной глупо- стью века» [1, с. 216], однако, по утверждению все того же доктора-рассказчика, пожилой коллега «наделен тем самым целебным при- косновением, этим магнетическим даром, ко- торый не поддается объяснению или анализу, хотя существование его неоспоримо. Одно его присутствие рядом с больным наполняет последнего надеждой и придает ему жизнен- ных сил» [1, с. 217]. Концовка рассказа пара- доксальна: заболевший врач-рассказчик по- сылает за старым доктором Винтером, то же самое делает и его молодой коллега. Почему? Потому что и тот, и другой захотели «чего-то доброго… чего-то успокаивающего, душевно- го» [1, с. 218]. К сожалению, эта проблема де- фицита человечности как никогда актуальна в современной медицине: невероятные диагно- стические возможности, широчайший спектр лечебных препаратов и… отсутствие состра- дания и милосердия. В «Первой операции»достоверно и точно рассказывается о процессе подготовки к слож- ной операции, которую будет делать знамени- тый хирург Арчер.«На Арчера соберется це- лая толпа, - сдерживая волнение, прошептал старший товарищ. - Наблюдать за его работой одно удовольствие. Я как-то видел, как он вокруг аорты ковырялся. Знаешь, я от восторга чуть не прыгал» [1,с. 220], - так характери- зует третьекурсник-медик работу уважаемого профессора. И действительно, ряды анато- мического зала, где должен был оперировать доктор Арчер, «были забиты до отказа» [1, с. 221]. Естественно и просто автор показывает возможную реакцию на хлороформ. «Паци- ентка … тихо застонала. Она попробовала поднять руки, согнуть ноги в коленях… Душ- ный воздух аудитории наполнился резким запахом карболовой кислоты и хлороформа. Из-под полотенца раздался приглушенный вскрик, и высокий дрожащий голос монотон- но пропел кусочек песни…» [1, с. 223-224]. Ар- чер дает четкое объяснение своих действий, в тексте присутствует подробнейшее описание опухоли, автор с тонким юмором показывает реакцию первокурсника на все манипуляции профессора и его ассистентов. На наш взгляд, также интересен темати- чески и содержательно рассказ «За вину от- цов». Молодой человек обращается к врачу в 10 часов вечера. Доктор Селби не отказывает больному, оставляет гостей и осматривает па- циента. Вердикт врача неутешителен: наслед- ственный сифилис. Молодой человек в ужасе: через несколько дней у него свадьба. «На этот раз» доктор Селби «содрогнулся от ужаса». Не часто его крепким нервам приходилось ис- пытывать такое потрясение» [1, с. 251]. Врачу бесконечно жаль молодого человека, одна- ко он категорически заявляет, что жениться нельзя. Концовка рассказа трагична: юноша, стыдясь объяснений и позора, бросается под колеса тяжелой телеги и погибает. Вообще, тема приобретенного и наследственного си- филиса в литературе начала прошлого века была довольно актуальна. Об антибиотиках, предсказанных А.К. Дойлем, приходилось только мечтать. Трагедии, связанные с этим заболеванием, были частым явлением в меди- цинской практике начала ХХ века. Интересен в этом рассказе взгляд А.К. Дойля на медици- ну и поведение врача: «В медицине, как и на войне, высоко поднятая голова и статная осан- ка содержат в себе намек на победы, одержан- ные в прошлом, и обещание оных в будущем. Лицо доктора Хораса Селби успокаивало…» [1, с. 246]. Завершить анализ хочется рассказом «Неудачное начало». С любовью, уважением, легким юмором и трогательной ностальги- ей А.К. Дойльописывает первые шаги в про- фессии доктора Хораса Вилкинсона. Умен, милосерден, тактичен, порядочен и, конечно, принципиален. Таков собирательный образ врача начала прошлого века. Таков сам А.К. Дойль. Хорас Вилкинсон совсем юн, стеснен в средствах, иногда голодает, однако никогда не забывает о понятиях «чести» и «совести». «Его профессия была для него святым» [1, с. 266], и на выгодное предложение он отвечает отказом: «Я не могу отбирать у доктора Мей- сона его пациентов. Это было бы нарушением профессиональной этики» [1, с. 269]. Итак, влияние профессиональной де- ятельности, в частности, медицинской, на тематику художественных произведений в творчестве А.К. Дойляочевидно. Лите- ратурные тексты насыщены медицинской терминологией;описания болезненных состо- яний, поведенческих реакций больных и вра- чей в различных ситуациях достоверны и реа- листичны. Тонкие наблюдения за пациентами и коллегами, любопытные, а порой смешные случаи из практики английских врачей начала ХХ века показаны автором с теплотой и ис- кренним уважением. Мужество, высокая требовательность к себе, принципиальность, самопожертвование эти качества А.К. Дойль умело и професси- онально перенес из сферы медицинской дея- тельности в художественную литературу. Все это позволяет говорить о том, что А.К. Дойль всегда был прежде всего врачом. Он и сам это подтверждает: «Звание, которым я больше всего дорожу, - это доктор».

M Malkavey

O V Glushkova

F A Tumakaeva

  1. Дойл, А.К. Собр. соч. В 12 т. Т. 9 / А.К. Дойл. Харьков, Белгород: Клуб семейного досуга, 2009. - 448 с.
  2. Дойл, А.К. Собр. соч. В 12 т. Т. 8 / А.К. Дойл. Харьков, Белгород: Клуб семейного досуга, 2009. - 368 с.
  3. Википедия: свободная энциклопедия [Электронный ресурс]. - Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki/Гиппократ, свободный. - Загл. с экрана. (дата обращения 18.11.2018)
  4. Википедия: свободная энциклопедия [Электронный ресурс]. - Режим доступа:https://ru.wikipedia.org/wiki/Аполлон, свободный. - Загл. с экрана. (дата обращения 18.11.2018)
  5. Кузнецов-Казанский, В. Врачи, ставшие писателями. Гиппократ и Аполлон. [Электронный ресурс]. - Режим доступа:http:// veter vostok.blogspot.com / 2011/10 / blog- post_1243.html, свободный. - Загл. с экрана. (дата обращения 21.11.2018)
  6. Лихтенштейн, И. Врач и писатель. [Электронный ресурс]. - Режим доступа:http:// www.academia.edu/17204724/врач_и_писатель, свободный. - Загл. с экрана. (дата обращения 18.11.2018)

Views

Abstract - 8

PDF (Russian) - 0

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies