Kachestvennoe universitetskoe i postdiplomnoe obrazovanie - zalog uspekha endodonticheskikh vmeshatel'stv


Cite item

Abstract

Тема успешности эндодонтических вмешательств уже долгие годы не сходит со страниц стоматологической прессы. И чаще всего речь при этом идет либо о новых методиках лечения, либо о появлении новых материалов для обтурации корневых каналов и инструментария для их прохождения. Однако значительно реже в этом аспекте звучит тема важности специализированного профессионального образования врачей-эндодонтистов. Поговорить на эту тему с представителем ВГМУ им. Н.Н. Бурденко согласился известный во всем мире Игорь Цесис - профессор, заведующий кафедрой эндодонтии Университета Тель-Авива, автор нескольких учебников, получивших широкое признание, и множества статей в престижных международных журналах. Итак, каково реальное положение дел в эндодонтии сегодня? Что можно сделать, чтобы увеличить процент успеха эндодонтических вмешательств? Нужно ли врачам продолжительное постдипломное образование? Есть ли практический смысл в посещении лекций и мастер-классов? Об этом и многом другом рассказывает наш гость Игорь Цесис...

Full Text

Несмотря на то, что ваше имя указано на обложке 4 учебников по эндодонтии, информации о вас в открытом доступе довольно мало - буквально «закончил ММСИ в 1990, постдипломный курс по эндодонтии в Университете Тель-Авива в 2013, профессор кафедры эндодонтии, экc-президент Израильской Эндодонтической Ассоциации». Не могли бы вы рассказать о своем пути в профессии и нынешнем состоянии дел чуть более подробно? В принципе, все что вы перечисли ли, верно. Да, я автор и соавтор 4 учебников по эндодонтии, в еще нескольких учебниках написал отдельные главы, у меня больше 60 печатных работ в международных журналах. В 1990 году я с отличием закончил ММСИ (сейчас МГМСУ) и дальше работал уже в Израиле, куда переехал в 1990 году. В 1998 году я начал специализацию по эндодонтии в Тель-Авивском Университете, который закончил в 2002 и остался на кафедре, чтобы заниматься научной работой и учить будущих специалистов. С 2016 года я профессор, продолжаю заниматься научной и преподавательской деятельностью. На данный момент заведую кафедрой эндодонтии и курсом специализации по эндодонтии в Университете Тель-Авива и являюсь участником большого количества разных комиссий, часть из которых возглавляю. В последние годы я решил, что было бы интересно сделать в России цикл лекций на русском языке. Кстати, ближайший курс пройдет весной 2021 года, а должен был состояться 13-14 марта 2020 года в Москве (лекция и мастер-класс «Динамика периапикальных поражений зубов, подвергнутых эндодонтическому лечению» - прим. ред.), но который из-за ситуации с корона-вирусной инфекцией был отменен. Мы проведем его совместно с профессором Шумиловичем из Воронежского университета, с которым мне посчастливилось познакомиться. На мой взгляд, он просто выдающийся ученый, исследователь и просто «фанат» эндодонтии. Так получилось, что у нас довольно много общего - есть несколько тем, по которым мы вместе готовим и печатные работы, и продолжаем научную деятельность, и примерно в этих же рамках будем делать двухдневный курс. Базовая тема, интересная нам обоим - это современные методики обработки корневых каналов. Ее заметной и важной частью является рассмотрение новых никель-титановых инструментов, появившихся недавно на рынке, и улучшенные результаты, которых можно достичь при использовании этих инструментов и этих методик. Что на ваш взгляд стало прорывом или хотя бы заметным явлением в последние годы, помимо появления новых инструментов? Что на самом деле происходит в эндодонтии? Если верить некоторым стоматологическим изданиям, то революции здесь происходят едва ли не каждый месяц... На самом деле настоящая революция в эндодонтии произошла в начале 90-х годов прошлого века, когда доктора стали пользоваться эндодонтическим микроскопом и примерно в это же время появились первые никель-титановые вращающиеся инструменты для обработки каналов. С тех пор все продвижение, как и во многих других областях, идет небольшими шагами и это уже не революция, а просто прогресс. В последние годы этот прогресс стал более заметным - к примеру, сейчас мы исследуем инструменты HyFlex, которые выпускаются компанией Coltene. У них принципиально иная методика изготовления, результатом чего становятся совершенно новые - полностью отличающиеся от того, что было раньше - свойства. Я думаю, это может существенно помочь в работе и общим врачам, и эндодонтистам, и улучшит результаты и прогноз на дальний срок. Ведь это как раз одна из тем моих исследований - определять прогноз эндодонтически леченных зубов на продолжительном промежутке времени. Вы готовы отметить только микроскопы и новые инструменты? Среди материалов такого прогресса нет? По отношению к материалам я немного более осторожен, потому что и с микроскопом, и с эндодонтическим инструментарием каждый может непосредственно поработать и сразу увидеть результат. С материалами сложнее - тут нужны исследования, длящиеся долгие годы, чтобы посмотреть, к чему это приводит в долгосрочной перспективе. К примеру, очень сложно понять, как реагируют ткани живых людей на пломбировочные материалы. Поэтому исследование нового материала занимает гораздо больше времени, и именно поэтому я с этим более осторожен. Здесь нужны протяженные во времени наблюдения. И я надеюсь, что и я, и профессор Шумилович сможем принять активное участие в таких исследованиях. Кстати, некоторые результаты мы с ним представим уже в марте на совместном курсе в Москве. Имеются ли по вашему мнению возможности увеличить процент успешных эндодонтических вмешательств? Если да, то что этому мешает? Да, такие возможности имеются. Одна из тем моих научных работ - это доказательная медицина, получившая большое развитие в последние годы. Она основывается на трех базовых принципах, трех китах. Первый принцип - это научно-исследовательская база; публикации и научные работы, которые появились в определенной области, в данном случае в эндодонтии - по обработке каналов и т.д. Но это еще не все. Следующее - это клинический опыт самих врачей, потому что лечение корневых каналов можно сравнить с микрохирургией или любой другой хирургической процедурой, и тут очень важны руки врача, его опыт, умения и знания, что и как делать. И третье - сам пациент. В принципе вполне представляю себе ситуацию, когда используется хорошо научно обоснованный материал, и врач очень хорошо умеет работать... но именно в этом случае для определенного пациента при определенном зубе это никак не поможет и приведет к провалу. Как мне кажется, именно интеграция этих трех принципов и является тем, что может привести к повышению процента успешных результатов и более легкой и правильной работе. Если совсем прямолинейно, то вообще-то основной принцип известен давно - надо лечить пациентов, а не болезни. И я попробую сделать акцент на этой концепции на курсе в Москве. Как вы видите для себя развитие эндодонтии в ближайшие годы? Как сделать результаты вмешательств максимально хорошими и, главное, предсказуемыми? Смотрите, какая ситуация. Эндодонтией, условно говоря, занимались все и всегда. А сейчас в Университете мы стараемся отделить, научить и натренировать группы людей, которые будут более успешно работать в этой области. Наша целевая группа - не только специалисты с соответствующим дипломом, но и общие врачи, которые умеют это делать... и смогут после обучения делать еще лучше. Парадокс в том, что если смотреть на научные работы, то за последние 100 лет успех эндодонтического лечения остается примерно на одном уровне и не изменяется - около 90 процентов. Что поменялось, так это случаи, которыми мы сейчас занимаемся. Сегодня мы успешно лечим зубы, которые 10 или 20 лет назад однозначно шли на удаление... и поэтому процент остается тем же. В первую очередь, чтобы повысить успешность эндодонтического лечения, надо обладать твердой теоретической базой. Грубо говоря, врачи общего профиля должны знать, какие случаи надо лечить, а какие нет. Когда же они берутся за работу, надо уметь выбрать правильный и оптимальный метод лечения для каждого случая. Важно, чтобы врачи не пытались лечить зубы, которые все равно должны идти на удаление - скажем, трещины или перфорации, или другие проблемы, которые доктор не смог определить вовремя и пытается что-то с этим делать. Потом это будет называться провалом эндодонтического лечения, но на самом деле это был неправильный выбор случая для лечения. Уже одно - это может помочь значительно повысить процент успешных вмешательств. Второе - нужно очень строго придерживаться протокола лечения. При этом не должно быть никаких сокращений, нельзя перескакивать через несколько ступенек, а обязательно нужно делать все поэтапно и правильно - в соответствии с протоколом. Думаю, что после освоения теоретического материала, практические курсы могут очень помочь в повышении процента успешных работ с одной стороны, а с другой стороны, дать врачам возможность более уверенно себя чувствовать при эндодонтическом лечении зубов. Когда человек хорошо знает, что делать, и какой от этого будет результат... ему гораздо легче жить и лечить пациентов. Известно, что отношение у докторов к протоколам двоякое. С одной стороны, почти все ратуют за протоколы и стандарты (в том числе и из-за развития страховой медицины). С другой стороны, бытует мнение, что они не могут учесть все возможные ситуации. Ваше мнение - все-таки в первую очередь протокол? Чтобы нарушить правила, в первую очередь их надо очень хорошо знать. Конечно, все случаи нельзя подогнать под одну линейку и лечить одним протоколом. Но когда четко известно, какие диагнозы, какие бывают случаи, какие бывают исходы при каждом отдельном случае, тогда все это можно интегрировать и найти правильные подходы, которые могут и не входить в протокол. То есть эта триада - правильно выбранный случай, адекватные мануальные навыки и четкое следование протоколу - практически гарантирует успех? В значительной степени, да. Но очень важно, чтобы протокол подходил к конкретному лечению, т.к. нельзя одним стандартом пользоваться во всех ситуациях. Сейчас очень модно, когда придумывают новые инструменты или новые протоколы, говорят - делайте всегда только так, и все будет хорошо. В результате после серии неудач врачи разочаровываются вообще в протоколах в принципе. Повторюсь, невозможно все ситуации подогнать под одну линейку. Лишь когда протокол освоен, и работа по нему успешно ведется, только тогда можно пытаться отходить от него и решать для каждого конкретного случая, что делать. Но для этого - опять же - нужны опыт, знания и большое количество леченных зубов. Знакомы ли вы с положением дел в эндодонтии в России? Если да, то как его оцениваете? Для меня было очень приятным сюрпризом, когда на моем последнем курсе в Москве (и я просто получил этого удовольствие) мне задавали после лекции вопросы, которые задают студенты и специалисты в других странах. Мне показалось, что уровень российских врачей очень высокий. Я сравниваю его с разными странами, и мне кажется, что на данном этапе Россия как минимум не отстает, и может быть даже многие страны опережает. Опережает в том, что у русских, наверно, больше тяги к знаниям. Им интересны новые вещи - может быть, потому что англоязычная литература здесь менее доступна. Докторам все интересно, и нет пренебрежительного отношения, как в некоторых странах из серии «мы все знаем и все умеем». Поэтому читать лекции в такой обстановке очень приятно. Извините за такую постановку вопроса, но неужели подобные курсы действительно могут дать существенный толчок в развитии врача-эндодонтиста? Дело вот в чем... Эндодонтия - это ведь не только лечение корневых каналов. Это наука, которая занимается всеми заболеваниями, связанными с внутренними тканями зуба. Она включает в себя как стандартное эндодонтическое лечение, так и хирургический подход. На самом деле это огромная и многогранная тема. В Израиле, чтобы стать специалистом в этой области, нужно три года дополнительного университетского образования (уже после того, как получен диплом врача-стоматолога). Эти три года мы даем дополнительную базу и дополнительные знания - при том, что обычные врачи уже вроде бы все умеют и занимаются лечением каналов. В Израиле это нормально и широко распространено - любой врач-стоматолог может лечить корневые каналы... но в сложных случаях для диагностики или лечения пациентов все равно отправляют к специалистам. В России как таковой этой специализации нет, но есть врачи, которым это нравится, и они концентрируются именно на лечении каналов. В принципе, это похоже на Израильскую специализацию. Единственная разница в том, что это, к сожалению, не организовано при кафедрах университетов. Таким врачам могут помочь практические курсы и мастер-классы, которые на многое могут открыть им глаза и значительно продвинуть их в профессиональном плане.
×

About the authors

Igor' Tsesis

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies