ANALYSIS OF PREVAILING SCHEMES AND REGIMES IN BORDER PATIENTS IN THE NEUROSIS DEPARTMENT

Abstract


This article discusses the use of such a method of treatment of borderline patients as a schema-therapy. With regard to client data, Aaron Beck's cognitive therapy, which works well with depressive and anxiety disorders, is not very effective. Such patients do not perform homework, are ambivalently attuned to therapy and need special alignment of the therapeutic relationship. They respond to offers of cooperation from the therapist with passivity, helplessness, in some cases aggression, and also expect the therapist to do all the work for them. When the therapist invites these patients to change their minds and try new behaviors, they feel misunderstood. Schema-therapy is a new version of cognitive therapy. It began to pay attention to the early maladaptive patterns of patients, their reactions and relationships, in which the therapist surrounds the wounded "child part" of the patient with special care. Such people, unbeknownst to themselves, find themselves in similar situations and behave not quite adaptively. It's all about activating dysfunctional modes and circuits. Scheme - a complex of rigid emotional representations of oneself and reality, formed in early childhood and come to life in a stressful situation. In childhood, such behavior could be regarded as adaptive, but activation of such schemes at a more mature age leads to maladaptation of a person. Modes are parts of the patient’s personality. The goal of treatment regimen is to weaken dysfunctional regimes and maladaptive regimens and strengthen functional ones. This article lists the main pathological patterns and modes of patients in the Department. The prevalence of modes and patterns depending on gender is reflected. Assumptions are made about which specific dysfunctional regimens and schems can impede treatment and prolong hospitalization.

Full Text

Актуальность. В современном мире увеличивается количество лиц с более глубокими нарушениями психики, чем невроз. В связи с этим остро поднимается вопрос о поиске новых эффективных интегративных методов психотерапии, которые воздействовали бы на все части психической деятельности: эмоции, когниции, поведение. В отношении данных клиентов когнитивная терапия Аарона Бека [8], прекрасно работающая с депрессивными и тревожными расстройствами [10], оказывается не слишком эффективной. Такие пациенты не выполняют домашних заданий, амбивалентно настроены к терапии и нуждаются в особом выстраивании терапевтических отношений. На предложения сотрудничества со стороны терапевта они отвечают пассивностью, беспомощностью, в некоторых случаях агрессией, а также ожидают, что терапевт сделает всю работу за них. Когда терапевт предлагает таким пациентам изменить свои мысли и попробовать новое поведение, они чувствуют себя непонятыми. Некоторые пациенты находят переживание гнева настолько пугающим и опасным, что отказываются соприкасаться с этой эмоцией [5]. Чтобы помочь человеку в его борьбе с негативными переживаниями необходимо провести эмоциональный диалог по средствам эмпатической конфронтации и ограниченного репарентинга. В свете таких поисков нам представляется целесообразным использование такой методики психотерапии как схема-терапия, автором которой является Джефри Янг [1]. Схема [2] - это устойчивая дезадаптивная форма поведения, которая формируется в детстве или подростковом возрасте и развивается на протяжении всей жизни человека. Все мировоззрение человека строится на основе таких схем. Это убеждения и впечатления о себе самом и окружающем мире. Схемы формируются, когда в детстве не удовлетворяются определенные потребности, а затем эти же схемы препятствуют удовлетворению таких потребностей уже в зрелом возрасте. Как правило человек не осознает наличие у него определенных схем. Хотя, если проанализировать все его действия, то можно заметить некоторую закономерность в поведении в одинаковых ситуациях. Существует восемнадцать дезадаптивных схем: эмоциональная депривация, брошенность/покинутость, недоверие/ожидание жестокого обращения, социальная изоляция/отчуждение, дефективность, неуспешность, зависимость, уязвимость, слияние/неразвитая идентичность, покорность, самопожертвование, подавление эмоций, жесткие стандарты/придирчивость, привилегированность/ грандиозность, недостаточность самоконтроля, поиск одобрения, негативизм/пессимизм, пунитивность [7]. Помимо этого существуют три способа преодоления схемы: капитуляция, избегание и гиперкомпенсация. При стратегии капитуляции люди пассивно вовлекаются в схему и действуют так, чтобы подтвердить ее. При стратегии избегания люди избегают активации схем. Третьим принципом действия схемы является гиперкомпенсация. Индивид ведет себя противоположным схеме образом [6]. Одним из наиболее важных нововведений в схема-терапии является понятие режима. Режимы - это части личности пациента. Это временный образ. Существуют следующие дисфункциональные режимы: 3 детских (уязвимый, рассерженный и импульсивный ребенок), 2 родительских (карающий и требовательный родитель), 11 копинговых режимов (покорная капитуляция, избегающий защитник, раздраженный защитник, отстраняющийся защитник, отстраненное самоуспокоение, перфекционист-гиперконтролер, самовозвеличение, режим угроз и нападения, режим привлечения внимания, жульничества и манипуляций, режим хищника). И 2 функциональных: счастливый ребенок и здоровый взрослый. В ходе терапии таких пациентов терапевт способствует ослаблению дисфункциональных режимов и схем и подкреплению функциональных [3,4]. Целью работы является выявление режимов и схем у пограничных пациентов, проходящих лечение в КУЗВО «ВОКПНД». Материал и методы исследования. Обследование проводилось на базе КУЗВО «ВОКПНД», было исследовано 56 пациентов, проходящих лечение в отделении неврозов. Из них 26 мужчин (46%) и 30 женщин (54%). Возрастной состав следующий: младше 45 лет (25%), от 45 до 55 лет (55%), старше 55лет (20%). Преимущественные диагнозы в соответствии с МКБ 10 были следующими: тревожно-депрессивное расстройство (60%), ипохондрическое расстройство (15%), расстройство адаптации (6%), соматоформное расстройство (5%), расстройство личности (4%). Показатели по шкале депрессии Гамильтона на момент поступления: 8-13 баллов - легкое депрессивное расстройство (16%), 14-18 баллов - депрессивное расстройство средней степени тяжести (82%), 19-22 балла - депрессивное расстройство тяжелой степени (2%). Показатели по шкале тревоги Гамильтона на момент поступления: 14-20 баллов - тревога (84%), 21-28 баллов - симптоматическая тревога (16%). Не включались больные, отказывающиеся от участия в исследовании. Для оценки состояния психических функций применялись следующие экспериментально-психологические методы: Опросник схематических режимов, опросник YSQ-S3R для выявления имеющихся у пациента схем, шкала депрессии и тревоги Гамильтона. Статистический анализ проводился с использованием пакета Excel Microsoft Office. Полученные результаты и их обсуждение. Пациенты были разделены на группы по длительности госпитализации: первая группа - лица, которые были госпитализированы на срок до от 15 до 30 дней, вторая группа лица, госпитализированные на срок более 45 дней. Срок госпитализации разделён в связи с тем, что длительность лечения пациентов с более лёгкими расстройствами - невротическими, связанными со стрессом и пациентов с более тяжёлыми - расстройствами личности, поведения утверждены стандартами, составляют сроки соответственно до месяца (15-30 дней) и более 1,5 месяцев (45-90) дней. В результате клинического наблюдения установлено, что частота встречаемости различных схем не одинакова в группах наблюдения (см. табл. 1). Следует отметить, что один пациент может иметь сразу несколько патологических схем. Таблица 1. Частота встречаемости патологических схем у пациентов в группах наблюдения. Группы I гр. (госпитализ. 15-30 дн.) II гр. (госпитализ. 45-90 дн.) Эмоциональная депривированность 21% (15) 10,7% (15) Покинутость/Нестабильность 12,5% (9) 6% (9) Социальная отчужденность 8,5% (6) 6 (4%) Уязвимость 18% (13) 13 (8,9%) Спутанность/ Неразвитая идентичность 11% (8) 8 (5,5%) Самопожертвование: 5,5% (4) 4 (2,7%) Негативизм/Пессимизм 16,7% (12) 12 (8%) Покорность 6,8% (5) нет Недоверие/Ожидание жестокого обращения нет 20 (13,6%) Неуспешность нет 19 (13%) Жесткие стандарты/Придирчивость нет 21 (14,6%) Пунитивность нет 19 (13%) В группе госпитализированных на срок, более 45 дней, у большинства пациентов появляются такие схемы, как: недоверие/ожидание жестокого обращения, неуспешность, жесткие стандарты/придирчивость, пунитивность. Из этого следует, что за счет наличия таких схем, увеличиваются сроки госпитализации (p˂0,05). Преимущественное наличие режимов, по результатам клинического опроса представлено в табл. 2. Правило, действительное для схем распросраняется и на наличие режимов - один пациент может иметь сразу несколько режимов. Таблица 2. Частота встречаемости патологических режимов у пациентов в группах наблюдения. Наименование режимов Группы I гр. (госпитализ. 15-30 дн.) II гр. (госпитализ. 45-90 дн.) Уязвимый ребенок 30% (12) 13% (12) Рассерженный ребенок 20% (8) 8,9% (8) Импульсивный ребенок 12,5% (5) 5,7% (5) Требовательный родитель 30% (12) 13% (12) Раздраженный защитник 7,5% (3) 3% (3) Отстраняющийся защитник нет 17,8% (16) Избегающий защитник нет 21,9% (19) Покорная капитуляция нет 16,7% (15) У пациентов, госпитализированных на срок более 45 дней, в сравнении с пациентами второй группы, выше частота встречаемости таких режимов, как покорная капитуляция, отстраняющийся защитник, избегающий защитник. Можно предполажить, что длительность госпитализаций возрастает при наличии именно этих режимов (p˂0,05). Пациенты второй группы были разделены на 2 погруппы в зависимости от пола (табл. 3). Таблица 3. Частота встречаемости патологических режимов у пациентов в зависимости от пола. Наименование режимов Мужчины Женщины Уязвимый ребенок 13,98% (6) 13% (6) Рассерженный ребенок 9,3% (4) 8,5% (4) Импульсивный ребенок 6,99% (3) 4,6% (2) Требовательный родитель 13,98% (6) 13% (6) Раздраженный защитник 4,65% (2) 2% (1) При помощи однофакторного дисперсионного анализа достоверно было определено, что среди женщин статистическо значимо чаще, чем в мужской популяции пациентов, выявляются режимы покорной капитуляции и избегающего защитника. У мужчин чаще встречается режим отстраняющегося защитника (p˂0,05). Выводы. Среди патологических схем, увеличивающих сроки госпитализации, можно отметить: недоверие/ожидание жестокого обращения, неуспешность, жесткие стандарты/придирчивость, пунитивность. Среди режимов, увеличивающих сроки госпитализации, выявлены следующие: покорная капитуляция, отстраняющийся защитник, избегающий защитник. У женщин чаще всего встречаются режимы покорной капитуляции, при котором пациентка пассивно принимает любые формы насилия, и избегающего защитника, избегая конфликтов и эмоций в целом. У мужчин чаще всего встречается режим отстраняющегося защитника, при котором пациент всячески подавляет в себе негативные эмоции, нередко с использованием психоактивных веществ, и отрицает наличие переживаний. Применение схема-терапии в лечении пограничных пациентов позволит уменьшить сроки госпитализации, а также увеличить эффективность их терапии и реабилитации.

About the authors

O M Burkov

Voronezh regional clinical pshychoneurological dispensary


A V Shamray

Voronezh regional clinical pshychoneurological dispensary


E V Mokhova

Voronezh regional clinical pshychoneurological dispensary


References

  1. Взаимосвязь стилей воспитания и ранних дезадаптивных схем // Касьяник П.М., Галимзянова М.В., Романова Е.В., Фаррелл Д.М. // Прикладная юридическая психология. 2017. № 3 (40). С. 83-93.
  2. Шевелева Е.В. Понятие и исследования ранних дезадаптивных схем в психологии и психотерапии / Шевелева Е.В. // Молодой ученый. 2017. № 1 (135). С. 416-419.
  3. Станишевский М. Влияние психотерапии на типологию супружества / Станишевский М. // Studia Humanitatis. 2016. № 2. С. 16.
  4. Алиев Р.М. Причины негативного мышления / Алиев Р.М. // В сборнике: СОВРЕМЕННЫЕ УСЛОВИЯ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ НАУКИ И ТЕХНИКИ сборник статей Всероссийской научно-практической конференции. 2019. С. 167-169.
  5. Гавриленкова С.В. Проблема исследования в психологии личностных факторов депрессивных расстройств / Гавриленкова С.В. // Педагогика и психология образования. 2015. № 4. С. 109-113.
  6. Жогаль Е.М. Психотерапевтический потенциал супружеского взаимодействия: возможности эмпирического исследования / Жогаль Е.М. // В книге: Психологические проблемы современной семьи сборник тезисов VI-ой Международной научной конференции. Под редакцией: Карабановой О.А., Захаровой Е.И., Чурбановой С.М., Васягина Н.Н. 2015. С. 589-597.
  7. Роберт Лихи. Терапия эмоциональных схем. - Спб:Питер». - 2019.-500с.
  8. Бек А., Фримен А. Когнитивная психотерапия расстройств личности.-СПб.:Питер,2017.-448с.
  9. Строганов А.Е. Новое в психотерапии: метод психотерапевтического монтажа / Строганов А.Е. // В книге: XVI Съезд психиатров России. Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием "Психиатрия на этапах реформ: проблемы и перспективы" Тезисы. Ответственный редактор Незнанов Н.Г. 2015. С. 726.
  10. Бек Джудит Когнитивно-поведенческая терапия. От основ к направлениям.-СПб.:Питер, 2020.-416с.
  11. Пальчиков М.А. Исследование механизмов психологических защит и копинг-стратегий у пациентов с заболеваниями кожи / Пальчиков М.А., Белоусова К.С., Штаньков С.И. // Прикладные информационные аспекты медицины. 2016. Т. 19. № 1. С.77-81.

Statistics

Views

Abstract - 4

PDF (Russian) - 3

Article Metrics

Metrics Loading ...

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies