STRUCTURE OF SCHIZOPHRENIA MORBIDITY IN VORONEZH

Abstract


The question of the features of the structure of the distribution of suicides, Voronezh, the allocation of groups with the highest suicidal risk, highlighting the most important reasons for attempting suicide, the presence of background diseases or conditions of the neuropsychic sphere, which serve as the motivation to commit acts of self-harm, identification of potentially vulnerable categories of citizens who will need additional preventive psychological and psychiatric support in order to normalize their mental status, and reduce suicidal risk. It also covers the issues of preventing stigmatization of patients who have committed suicide, as well as their family members, leveling the likelihood of repeated suicidal attempts.

Актуальность. В настоящее время проблема самоповреждений и суицида стоит очень остро. Несмотря на то, что за последнее время показатель по самоубийствам в России начал снижаться, (на 2017 год составляет 14.2 случая на 100 000 человек), он всё равно остаётся одним из самых высоких в мире[1]. Безусловно, данная проблема нуждается в комплексной оценке, так как акт самоповреждения несёт под собой психосоциальную, экономическую и психиатрическую почву [2,3,4]. Так как при тщательном рассмотрении причин подобного поведения зачастую можно выделить социальные причины, внутрисемейные и внутриличностные конфликты, экономические причины, а также дебюты психических расстройств и заболеваний, употребления психоактивных веществ, в том числе алкоголя.[5,6]. При этом обращение за медицинской психиатрической помощью может приводить к стигматизации и самостигматизации как больного, так и его родственников, особенно если имела место демонстративная суицидальная попытка в присутствии большого количества свидетелей.[7,8,9]. Сейчас в Российской Федерации нет чёткой системы выявления и предотвращения суицидального поведения [4,8,9]. Разработка государственной системы предотвращения суицидов является важной медицинской и социальной задачей. Материал и методы исследования. Источником информации для исследования послужили журналы поступивших в приёмное отделение корпуса №1 ВОКПНД в 2017 году, статистические данные о численности населения в г. Воронеже с разделением по районам города. Обработка данных производилась с использованием стандартных статистических пакетов (Ms Excel 5.0, SPSS 13.0). Полученные результаты и их обсуждение. В ходе проделанной работы было проанализировано 88 случайно выбранных историй болезни суицидентов, поступивших на лечение в ВОКПНД в течение 2017 года. Средний возраст составил 41 год. (σ =18,6). Половозростная структура указана в таблице 1. Таблица 1. Половозрастная структура суицидентов Мужчин Женщин Всего человек До 18 лет 1 12 13 19-36 лет 23 10 33 37-55 лет 16 9 25 Старше 55 10 7 17 Всего по полу 50(57%) 38 (43%) 88 Среди поступивших 49 человек (55%) поступили первично, 39 человек ( 44%) повторно, это говорит о высоком риске повторных суицидальных попыток, что косвенно может указывать на низкое развитие системы реабилитации лиц, переживших суицидальную попытку. Распределение поступивших по временам года не выявило чёткой взаимосвязи активности суициндентов от времени года. Отмечается небольшое преобладание осенне-зимнего периода (30 и 28 % соответственно). Распределение по времени суток указывает на то, что наиболее «популярное» время для совершения суицидальной попытки это вечерние часы (с 19:00 до 2:00) - на это время приходится 44% поступивших. Наименьшее количество поступивших в период с 2:00 до 7:00 - 9%. Анализируя наличие высшего образования у суициндентов, были получены следующие данные: достоверно установлена (уровень значимости р<0,05) зависимость риска совершения суицидальной попытки от уровня образования. Так число лиц с высшим образованием (в том числе студентов ВУЗов) составило 18 человек ( 20% от всего числа), лиц со средним образованием 60 человек ( 68%) из них учащихся в ССУЗ 30 человек ( 34%), лица с неоконченным средним образованием ( подростки) 10 человек ( 11%). Проводя территориальный анализ поступления были получены данные, представленные в таблице 2. Таблица 2. Распределение суицидентов по районам. Район Всего поступило (человек) Процент поступивших (%) Заболеваемость на 100 000 нас. Левобережный 22 25 12,9 Коминтерновский 26 30 9.5 Ленинский 8 9.1 9.98 Советский 16 18 11.9 Центральный 11 13 13.0 Железнодорожный 5 6 4.71 50% от числа всех суициндентов находились в состоянии алкогольного опьянения. 10% в состоянии наркотического опьянения, 3,6% под воздействием психоактивных медикаментов. Полученные данные коррелируют с ранее проводимыми исследованиями о депрессорном воздействии алкоголя на психику человека, что позволяет считать алкоголь и состояние опьянения мощным фактором риска суицидального поведения. Проанализировав данные семейного статуса, были получены следую-щие результаты: 33% пациентов на момент совершения суицидальных дей-ствий находились в браке, 27% жили с родителями, 17% жили в одиночестве, 3% пережили смерть партнёра, 9% проживают с иными родственниками. Опираясь на эти данные можно предположить, что суицинденты находятся под влиянием социума, и в качестве «последней капли» часто может выступать ссора с близкими родственниками (родителями либо партнёром). Подавляющее большинство пострадавших (88%) на момент поступления в больницу были безработные, на этом основании можно утверждать, что наличие работы, даже частичной занятости снижает риск суицида у предрасположенных к нему лиц. Данные по причинам совершения попыток самоповреждения представлены в таблице 3. В эту же таблицу включены лица с суицидальными высказываниями, с указанием категории высказывания. Таблица 3. Способы суицида. Всего человек Из их: суицидальные высказывания Процент от всех способов Из их: % суицидальные высказывания Порез 38 11 44 29 Повешение 6 4 7 67 Передозировка л.с. 12 4 14 33 Падение с высоты 12 10 14 83 Иные способы 18 6 20 33 Опираясь на вышеприведённые данные самым распространенным ме-тодом ухода из жизни является нанесение самопорезов, однако суицинденты именно в этой группе чаще всего исполняли свои угрозы. Реже всего исполняли свои угрозы покончить с собой те пациенты, которые угрожали спрыгнуть с высоты (выпрыгнуть из окна, сброситься с крыши, моста). Аномально низкий процент повешенных связан, вероятно, с низкой выживаемостью пациентов, избравших такой метод ухода из жизни. В группу «Иные способы» были вынесены единичные пациенты, угрожавшие и пытающиеся покончить с жизнью более редкими способами, а именно: утопление, отравление ядохимикатами, отравление угарным газом, самосожжение, самоудавление.. Данные о причинах совершения попыток самоповреждений представлены в таблице №4. Следует учитывать, что в этом поле данных у одного пациента могло быть более одной причины. Таблица 4. Причины суицидального поведения. абс. % Ссора с родственниками 23 21,5 Смерть родственника 2 1,86 Стресс на работе 1 0,93 Попытка шантажа 15 14 Финансовые трудности 5 4,67 Ссора с партнёром 15 14,02 Другие причины 45 43 Пациентов более чем с одной причиной 14 16 Важно отметить, что по причине смерти партнёра не было выявлено ни одного случая суицида. В графу «другие причины» попали пациенты, которые не могли точно сказать, зачем они предприняли попытку ухода из жизни, пациенты с явно бредовыми идеями, галлюцинациями, параноидным синдромом, находящиеся в состоянии помрачения сознания. В группе лиц до 21 года причина «Ссора с родственниками» является ведущей. Таким образом можно утверждать, что наиболее важной и волнующей причиной, приводящей суициндента к последней точке является именно нарушение социальных внутрисемейных взаимодействий, отсутствие взаимопонимания с близкими, непринятие их со стороны социума. Следующая группа данных исследования выделена как «фон», то есть наличие психоневрологических заболеваний, которые могут приводить к суицидальной попытки у пациента. В этой категории встречаются коморбидные пациенты. Выделены следующие группы заболеваний: Депрессия (у 36 %), органические поражения головного мозга (24%), шизофрения ( 9%), расстройства поведения (19%), и иные патологии (12%). Приведённые данные свидетельствуют о том, что своевременное выявление и лечение депрессии, поведенческих расстройств, а также объяснение родственникам больных с органическими поражениями головного мозга особенностей ухода за подобными пациентами может снизить суицидальный риск среди последних. Выводы. Опираясь на факторы риска, выделенные в данной статье, проводя направленную работу среди групп риска, проводя своевременную и полную терапию фоновых заболеваний (в особенности депрессии), можно добиться снижения количества суицидальных попыток. Для г. Воронежа следует обратить особое внимание на Левобережный и Центральный районы. Так как в них, на момент исследования, наибольшее количество суицидентов в перерасчёте на 100 000 населения. Эффективными мерами будет размещение информации о телефонах доверия и кризисных кабинетах в учреждениях. Следует предпринимать меры по дестигматизации самоубийц и их родственников среди населения, это поможет снизить риск возникновения повторных самоповреждений.

S I Shtankov

Voronezh State Medical University

P G Mytyga

Voronezh State Medical University

V Y Golyshev

Voronezh State Medical University

S S Maleva

Voronezh State Medical University

  1. Global Health Observatory data repository URL: http://apps.who.int/gho/data/node.main.MHSUICIDEASDR?lang=en (дата обращения: 01.03.19).
  2. Штаньков С.И. Структура заболеваемости шизофренией по городу Воронежу / Штаньков С.И., Мытыга П.Г., Мохова Е.С. // Прикладные информационные аспекты медицины. 2018. Т. 21. № 2. С. 200-202.
  3. Gentile A., Bonfitto I., Stella E., Mari M., Steardo L., Bellomo A., Ventriglio A. Cуицидальное поведение в дебюте шизофрении // Суицидология. 2017. №2 (27).
  4. Любов Е.Б., Носова Е.С. Суицидальное поведение в начале психических расстройств: отчаяние и надежда // Суицидология. 2017. №2 (27).
  5. Сахаров Анатолии Васильевич, Говорин Николаи Васильевич, Тарасова Ольга Александровна, Плюснина Оксана Борисовна Некоторые клинические и социально -психологические характеристики студентов, совершивших суицидальные попытки // Суицидология. 2014. №1 (14).
  6. Мидько Андрей Анатольевич, Бирон Богдан Владимирович, Розанов Всеволод Анатолиевич Суицидальное поведение мужчин: уточнение роли безнадежности и депрессии методами структурного моделирования. Часть III. Межличностный стиль взаимодействия как медиатор связи гнева с риском тяжелых суицидальных попыток у мужчин, переживающих безнадёжность // Суицидология. 2014. №2 (15).
  7. Любов Е.Б. Клинико-социальное бремя близких жертвы суицида: если бы // Суицидология. 2017. №4 (29).
  8. Чистопольская Ксения Анатольевна, Ениколопов Сергей Николаевич Отношение к смерти после попытки самоубийства: стигматизация и самостигматизация суицидальных пациентов // Вестник психиатрии и психологии Чувашии. 2015. №1.
  9. Предотвращение самоубийств. Глобальный императив ВОЗ.URL: https://www.who.int/mental_health/suicide-prevention/world_suicide_report_russian.pdf (дата обращения: 01.03.19).
  10. Подвигин С. Н., Ширяев О. Ю., Будневский А. В. Эффективность антигипертензивной терапии в лечении больных параноидной шизофренией с коморбидной артериальной гипертензией // ВНМТ. 2011. №2.
  11. Роскомнадзор - Блокировка интернет страниц URL: https://rkn.gov.ru/treatments/p459/p750/ (дата обращения: 01.03.19).

Views

Abstract - 0

PDF (Russian) - 0

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies