ANALYSIS OF MORBIDITY OF POPULATION OF THE VORONEZH REGION OF MENINGOCOCCAL INFECTION

Abstract


The features of the epidemic process of meningococcal infection in the territory of the Voronezh region since the 1940s have been analyzed, and the system of preventive and anti-epidemic measures carried out at this stage has been evaluated. Proposals have been made to reduce the risk of morbidity of this nosological form, based on the increase in the immune layer of the population.

Актуальность. Менингококковые инфекции(МИ) - заболевания, занимающие особое место в группе аэрозольных антропонозов. Характерными чертами, традиционно определяющими их актуальность, являются периодичность эпидемических подъёмов заболеваемости, непредсказуемость развития и тяжесть клинического течения генерализованных форм болезни, а так же трудность борьбы с данной нозологической формой в связи с выраженным феноменом бессимптомного носительства возбудителя. Так же актуальность проблемы состоит в том, что данный возбудитель имеет несколько сероваров(серогрупп),которые постоянно изменяются, поэтому создаваемые вакцины эффективны только против определенной серогруппы, что создает актуальность сегодня преподносимую, рассматриваемую проблему о профилактике менингококковой инфекции. Этиологическим агентом является Neisseria Meningitidis, грамотрицательный диплококк и обязательный патоген человека. Менингококк колонизирует слизистую оболочку носоглотки и, как правило, бессимптомно переносится примерно 10% населения в любой момент времени [1] В то время как колонизация нософаринкса является обычным явлением, заболевание встречается редко, но может вызвать смерть или постоянную инвалидность всего через 24 часа после появления первых распознаваемых симптомов [2]. Инфекция имеет давнюю историю распространения и тесно связана с эволюцией человека. Первые описания случаев менингококковой инфекции а Европе и Северной Америки датируются 1805-м годом, А в Африке- 1905-м. [3,4] .Возможно, что суммарная популяция менингококка, самовоспроизводящаяся на слизистой оболочке дыхательного тракта, произошла от одной или нескольких предковых генетических линий, которые ассоциировались с миграцией первых групп древних людей из Африки, постепенно расселившихся на европейском и других континентах [5,6] Можно предположить, что эволюционирующие вместе с популяцией человека клоны менингококка имеют древнее происхождение. [5,7] Материал и методы исследования. Для проведения эпидемиологических исследований использованы информационные материалы: сборник информационных материалов по заболеваемости с 1945 года; годовая отчетная форма №2; доклады о санитарно-эпидемиологическом состоянии Воронежской области управления Роспотребнадзора по Воронежской области; государственные доклады «О состоянии санитарно- эпидемиологического благополучия населения» за 2014- 2018гг. Полученные результаты и их обсуждение. Анализируемые показатели заболеваемости менингококковой инфекции среди детей до 14 лет и взрослых в Воронежской области за период с 2009 по 2018гг. показали,что превалирующее большинство заболевших- дети в возрасте до 14 лет.(Рис.1) По этим данным можно предположить, что дети больше инфицируются в отличии от взрослых, т.к дети больше обследуются, а соответственно и выявляются, тогда как взрослые являются носителями данной нозологической формы. По приказу Министерства Здравоохранения Российской Федерации от 10.08.2017г. №514Н, диспансеризации подлежат все дети первых лет жизни и обучающиеся в ДДУ и школах. Уже к 2013 году сглаживается возрастная категория, а к 2018 году из 8 случаев заболевания 4 приходится на долю взрослых и 4 на долю детей, подъем может быть обусловлен сменой возбудителя. Рис.1. Динамика заболеваемости детей (до 14лет) и взрослых на территории Воронежской области за период с 2009 по 2018гг. Из-за нестойкости менингококка во внешней среде для заражения имеют значение длительность контакта и скученность детей в помещении. Восприимчивость невысокая. Контагиозный индекс составляет 10-15%. Периодичность МИ с интервалом 8-10 лет. Причины смена возбудителя (в прежние годы - менингококк гр. А, в последние годы - менингококк гр. С); изменение иммунологической структуры населения; предвестником подъема заболеваемости является нарастание числа носителей менингококка. Сезонность: февраль - май. Проанализировав динамику заболеваемости МИ за период с 1994 по 2018гг, следует сказать, что принципиальный шаг был сделан в конце 1960х годов группой американского исследователя Э. Готшлиха в 1969г., предложившего метод получения высокомалекулярного менингококкового капсульного полисахарида, который оказался нереактогенным и иммуногенным для человека и показал свою эффективность в эпидемиологических испытаниях. Очищенные этим методом полисахариды стали основой моновалентных(А), двухвалентных(А и С) и четырехвалентных(А,С,W135 и Y) полисахаридных вакцин, используемых в Мире. В СССР моновалентная А-вакцина была разработана в начале 1970х годов и широко применялась уже с конца 70-х, хотя в начале 70-х все равно идет подъём заболеваемость, подъем может быть обусловлен тем, что вакцинацию ввели только против определенной серогруппы. На 1970- 1974 гг. приходится пик заболеваемости, где идет совершенствование диагностики и проведении профессиональных мероприятий . Далее наблюдается спад и на сегодняшний момент(Рис.2) Рис.2. Динамика заболеваемости менингококковой инфекцией за период с 1994 по 2018гг. (на 100тыс. населения) Пятилетний минимальный промежуток, когда можно говорить о какой- либо динамики. Периодичность хаотичная с подъемом в 2015г., и все же это не столь много, как в 1970-х годах. То есть можно говорить о том, что заболеваемость, на данный момент времени, спородическая, немного превышает тот ориентир, который сложился на данной местности, но в целом единичная спородическая. Рис.3. Динамика заболеваемости МИ в Воронежской области с 2014 по 2018гг. (на 100 тыс.населения) Иммунопрофилактика менингококковой инфекции с использованием современных вакцин является наиболее эффективным способом предупреждения заболеваемости, снижения младенческой смертности, инвалидности и распространенности носительства возбудителя. Необходимость активного внедрения вакцинопрофилактики менингококковой инфекции в РФ в настоящее время обусловлена непредсказуемостью эпидемиологии данного заболевания, глобализацией миграционных процессов, создающих предпосылки для интенсивной циркуляции возбудителя, а также распространения новых гипервирулентных клонов Neisseria meningitidis . [8] В то же время создание современных эффективных конъюгированных вакцин открывает возможность рутинной и массовой профилактики менингококковой инфекции в условиях практического здравоохранения. [9] Выводы. Эпидемический процесс менингококковой инфекции носит спорадический, иногда вспышечный характер. Вспышечная заболеваемость характерна для организованных коллективов (военные училища, воинский контингент и т.д.). Вакцинация осуществляется по эпидпоказаниям, связано с полиморфизмом возбудителя и разнообразием серогрупп. В системе профилактических и противоэпидемических мероприятий ведущее место принадлежит как выявлению источника инфекции (бактерионосителя), так и проведению дезинфекции.

S V Nanieva

Voronezh state medical university

O V Kameneva

Voronezh state medical university

N P Mamchik

Voronezh state medical university

L V Belova

North-Western State Medical University named after I.I. Mechnikov

  1. Пискарев Ю.Г. Современные аспекты менингококковой инфекции / Пискарев Ю.Г., Орлов Е.В., Кувардин К.В. // Теоретические и прикладные аспекты современной науки. 2015. № 8-1. С. 132-134.
  2. Менингококковая инфекция в Российской Федерации // Королева И.С., Белошицкий Г.В., Закроева И.М., Королева М.А. // Медицинский алфавит. 2015. Т. 1. № 6. С. 27-28.
  3. Эпидемиологические аспекты менингококковой инфекции и вопросы вакцинопрофилактики // Устюгова Е.А., Никитюк Н.Ф., Обухов Ю.И., Олефир Ю.В., Меркулов В.А., Бондарев В.П. // Инфекционные болезни. 2016. Т. 14. № 1. С. 55-64.
  4. Carwrigt K.// Handbook of Meningococcal Disessease /Ed. M. Frosch, M. C. Maiden.- Weinhelim, 2006.P. 1-13
  5. Самодова О.В. Менингококковая инфекция: проблемы диагностики на догоспитальном этапе / Самодова О.В., Титова Л.В., Кригер Е.А. // Журнал инфектологии. 2016. Т. 8. № S3. С. 109-110.
  6. Фридман И.В. Профилактика менингококковой инфекции / Фридман И.В., Харит С.М. // Медицинский совет. 2017. № 4. С. 16-18.
  7. Котлова В.Б. Эпидемиологические особенности менингококковой инфекции у детей на современном этапе / Котлова В.Б., Бачурина В.Н., Печкурова Н.А. // Прикладные информационные аспекты медицины. 2017. Т. 20. № 3. С. 142-145.
  8. Королева М.А. Эпидемиологические особенности генерализованной формы менингококковой инфекции и гнойных бактериальных менингитов в Российской Федерации / Королева М.А., Королева И.С., Белошицкий Г.В. // Инфекция и иммунитет. 2017. № S. С. 705.
  9. Нейроинфекции у детей: тенденции и перспективы // Скрипченко Н.В., Иванова М.В., Вильниц А.А., Скрипченко Е.Ю. // Российский вестник перинатологии и педиатрии. 2016. Т. 61. № 4. С. 9-22.

Views

Abstract - 0

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies