ABOUT POKROVSKY - A POET AND A HYGIENIST

Abstract


October 14, 2019 marks the 110th anniversary of the birth of Vadim Alekseevich Pokrovsky, hygienist, toxicologist, poet, doctor of medical sciences, professor, tracked scientist of the RSFSR. The article contains little-known facts of his biography.

О Покровском - гигиенисте нам было известно все. О Покровском - поэте практически ничего. И вдруг - свидетельство поэта и прозаика Михаила Книжника, тоже кстати врача, заведующего отделением инвазивной радиологии в двух больницах города Петах-Тихва. В своем «опыте литературного расследования» «Про антологию, поэта Мандельштама и «кроликовода» Покровского» он рассказал о том, как задумал составить антологию стихов о Ташкенте, в котором родился и прожил первую половину жизни. Самый неординарный и веселый летописец звезды Востока не хотел никакой преувеличенной цветистой восточной экзотики, ничего парадного и официозного, а максимально свой, субъективный сборник. Предполагалось небольшое количество персонажей, 20-25 от силы, настоящих стихов больше быть просто не могло. Антология должна была отразить и сохранить дух «исчезнувшего города, приспособленного для жизни разных людей душевно, духовно, климатически, гастрономически, архитектурно и ландшафтно. Короче, по всем статьям». Каждому поэту была посвящена статья-врезка. К удивлению автора антологии, появлялись все новые и новые имена, более пятидесяти, и тексты были замечательными. Это собрание стало называться «Ташкентский дворик» по одноименной картине Ивана Казакова, хранящейся в ташкентском Музее искусств, и начиналось с «Туркестанских генералов» Николая Гумилева [1]. Антология была разделена на десятилетия, самыми бедными оказались двадцатые -тридцатые годы. Пополнить список помогли литературоведы Петр и Лидия Тартаковские. Лидия Тартаковская преподавала литературу 19 века в университете Нью-Йорка и являлась автором книги о Дмитрии Веневитинове, отец которого, отставной прапорщик Семёновского полка, Владимир Веневитинов, происходил из богатой воронежской дворянской семьи. Петр Тартаковский хорошо разбирался в восточном направлении русской поэзии. Благодаря этой чете появились три новые фамилии. Кроме того, Михаил Книжник обнаружил в фондах Российской государственной библиотеки сборник конца двадцатых годов, издаваемый ташкентской ассоциацией пролетарских писателей (ТАППом) под строительным названием «Леса». Так в антологии появился поэт Вадим Покровский. Стихотворение, им написанное и частично процитированное П.И. Тартаковским, выглядело так: Восток! Восток! Где минареты? Гробницы тайн не сберегли: Стальными латами одеты Становья вольные твои. Знать, не вернуть уж караванов, Что отошли, пыля... Встает другою из тумана - Другая Фергана. Горит закат зловеще Над сводом Тамерлана, Уж видит солнце женщин, Идущих без чачвана. Знать, там, где дым кизячный, Где старь, цепляясь крепко, Прошел он: вечно зрячий, Сутулый, в черной кепке. Заметим, что сведения о Покровском дались Михаилу Книжнику непросто. «Все время мешал профессор-гигиенист с тем же именем и почему-то в Воронеже». К счастью, на одном из сайтов был найден сборник Вадима Покровского воронежского издания 33-го года «Славная жизнь» [2]. Среди неброских, человеческих стихов, то лирических, то с «лязгом железа нового времени», обнаружились восточные мотивы: Шумит карагач прорезною листвою, Прямые арыки сверкают водою. Песчаный бархан рассыпается в прах, Миндаль зацветает в весенних садах. Постепенно проявилась биография, врач перестал заслонять образ поэта и стало понятно, что это один и тот же человек. Родители привезли Вадима Покровского в Среднюю Азию еще до революции. Отец Вадима Алексеевича, Алексей Иванович, был военным врачом-офтальмологом, участвовал в Первой мировой войне. В 1918 году участились случаи трахомы и он стал заведовать ферганской глазной больницей. В Фергане родился и брат Вадима Алексеевича - Алексей Алексеевич, тоже будущий врач, академик, занимавшийся биохимией питания [3,4]. В 1923 году Алексей Иванович Покровский получил место доцента на кафедре глазных болезней Воронежского университета и семья переехала. Закончив санитарный факультет Воронежского медицинского института, защитив кандидатскую диссертацию по токсикологии, Покровский не оставляет поэтического творчества. Вадима Алексеевича вводят в редколлегию журнала «Подъем», он знакомится с ссыльным Мандельштамом. Известно шуточное стихотворение Осипа Эмильевича, написанное в 37-ом: Искусств приличных хоровода Вадим Покровский не спугнет: Под руководством куровода, - За Стоичевым год от года Настойчивей кроликовод. Как известно, Покровский изучал действие дивинила и стирола на организм на одном из гигантов сталинской индустрии - воронежском заводе синтетического каучука, на кроликах [5,6]. Его отношениях с взрывчатым Мандельштамом не очень понятны и смысл стихов не ясен. Михаил Книжник беседовал с дочерью Покровского - Ольгой, она прояснила некоторые моменты. Ольга Вадимовна рассказала, что отец был человеком немногословным, не очень любил говорить о прошлом. И, если Мандельштам знал детали научных экспериментов Покровского, значит он был достаточно ему близок и пользовался его доверием. Литературная жизнь Вадима Алексеевича тоже не была спокойной. Некто Мих. Поляк в предисловии сборнику ташкентских стихов в 1927 году укорял Покровского в том, что Восток у него «…напевный, многокрасочный и недостаточно классовый. Он пока в плену у восточной экзотики, у расцвеченного лиризма, и, опьяненный ими, не выплыл еще к более глубоким социальным истокам». И в последующие годы такие проработки были не редкостью. В своем «расследовании» Михаил Книжник приводит выдержку из статьи А. Столетова «Лирическое наступление. О творчестве В. Покровского», напечатанную в журнале «Подъем» № 8-9 1932 года: «Если мы будем рассматривать “Веселую Англию” (поэма. - М.К.) как подлинный показ классовой борьбы; то придем к неутешительным для поэта результатам. Прежде всего из поля зрения поэта выпала роль английской компартии как инициатора и организатора восстания шахтеров. Смазано и значение лейборизма. И здесь перед поэтом очень остро встает проблема преодоления жалеющего, мелкобуржуазного по существу отношения к событиям». Критика набирала обороты. «…Простота затеряна в беспредметной игре словами, в дешевом украшательстве». Дальше - больше: «примитивное эстетство, беспредметная словесная игра и сумбур», - в стихах Покровского не было того, о чем писали недоброжелатели: Здесь в предместиях бродят Голодные хилые дети, Вверх промозглую сырость Струит городской водосток, И бездомных прохожих Доводит до ярости ветер, И у ярости слово Хватает газетный листок… Такие стихи молодого воронежского поэта в 37-ом могли не понравиться. Значение Мандельштама Покровский наверняка понимал. И «видел в его стихах образец для своего творчества», - так было написано недружественным автором в статье редактора газеты «Коммуна» «Искоренить троцкистскую агентуру в литературе и искусстве». В «Подъеме» публиковались рецензии Мандельштама, последние работы его жизни [7]. Над членами редколлегии висел дамоклов меч, большинство было посажено или расстреляно. В то время Покровский избежал ареста, а в 1953-м - нет… Освободила его смерть Сталина. После этого Вадим Алексеевич заведовал кафедрой гигиены, положил основы воронежской школы гигиенистов и токсикологов [8], продолжал и литературную деятельность. Книг, кроме той, 33-го года, с саркастическим названием, больше не выходило, но в истории литературы он остался, в том числе и благодаря стихотворению Мандельштама, смысл которого теперь более понятен.

N Yu Chernykh

Voronezh State Medical University

M V Vasilieva

Voronezh State Medical University

E P Melikhova

Voronezh State Medical University

  1. Книжник М.Ю. Антология Ташкентский дворик /М.Ю. Книжник [Электронный ресурс].- (https://mknizhnik.livejournal.com/tag/)
  2. Покровский В.А. Славная жизнь: Стихи /В.А. Покровский // Воронеж: Коммуна, 1933. - 52 с.
  3. Воронежский гид [Электронный ресурс].- (https://vrnguide.ru/bio-dic/p/pokrovskij-vadim-alekseev..)
  4. Мир энциклопедий. Покровский Вадим Алексеевич [Электронный ресурс].- (http://www.encyclopedia.ru/persons/pokrovskiy_vadim_alekseevich/).
  5. Попов В.И. Очерки из истории кафедры общей гигиены 1918-2018: монография./В.И. Попов, Т.В. Усс. - М. : Издательство «Научная книга», 2018. - 94 с.
  6. Попов В.И. Кафедра общей гигиены. Этапы истории / В.И. Попов, А.С. Фаустов. - Воронеж: Издательство ВГМА, 2008. - 124 с.
  7. Мир энциклопедий. Мандельштамовская энциклопедия [Электронный ресурс].- ( http://www.encyclopedia.ru/news/enc/detail/74095/).
  8. Попов В.И. К 100-летию кафедры общей гигиены Воронежского государственного медицинского университета им. Н.Н. Бурденко / В.И. Попов // Прикладные информационные аспекты медицины Научно-практический журнал, Т.21, №3.2018, С. 4-8.

Views

Abstract - 5

PDF (Russian) - 26

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies