EATING DISORDERS AS A PREDICTOR OF EXCESS BODY WEIGHT IN HEALTHY PEOPLE

Abstract


The main sense of theories reflecting current ideas about eating disorders is established psychological diseases characterized by abnormal eating habits that may include insufficient or excessive consumption of food to the detriment of physical and mental health. In the course of the studies it was found that obesity is a psychosomatic chronic multifactorial disease, the predictor of which is a disturbed food stereotype, which is formed even during the period of newborn. The article cites data that eating disorders are also observed in people whose weight is within normal limits, which does not guarantee the protection of obesity in the future.

Актуальность. На сегодняшний день существует ряд теорий, отражающий современные представления о нарушениях пищевого поведения. Само по себе определение «нарушение (расстройство) пищевого поведения» имеет множество формулировок, главным смыслом которых является установленные психологические заболевания, характеризующиеся ненормальными привычками в области пищевого поведения, которые могут включать недостаточное или чрезмерное потребление пищи в ущерб физическому и психическому здоровью [3,8]. Проблема зависимости человека от пищи стала социально значимой с конца XX века в странах с высоким уровнем экономического развития, что повлекло за собой распространение в этих странах избыточной массы тела: 40% работоспособного населения в мире страдают избыточной массой тела [6]. В ходе проведенных исследований было установлено, что ожирение - психосоматическое хроническое мультифакториальное заболевание, предиктором которого служит нарушенный пищевой стереотип, формируемый еще в период новорожденности. По мере взросления под влиянием социальных, психологических и онтогенетических факторов происходит становление патологической пищевой доминанты, ведущей, в последствии, к формированию избыточной массы тела [3]. Однако, расстройства пищевого поведения наблюдаются так же у людей, чей вес находится в пределах нормы, что не гарантирует протекцию ожирения в будущем. Цель работы - изучение особенностей пищевого поведения среди респондентов с нормальной массой тела. Материал и методы исследования. Материалом исследования стали 105 человек. Для качественной и количественной оценки расстройств пищевого поведения был использован Голландский опросник пищевого поведения (DEBQ), включающий общие вопросы и специальные вопросы. Верхняя граница массы тела рассчитывалась по формуле (рост-100)+(рост-100)*0,1. Оценка индекса массы тела (ИМТ) проводилась в соответствии с рекомендациями Всемирной организации здравоохранения методом Кетле (норма - диапазон 18,5 - 25,0 кг/м2). Статистическую обработку данных проводили с помощью программы MicrosoftExcel 2007, для определения достоверности различий использовали критерий «хи-квадрат», различия считались статистически значимыми при р<0,05. Полученные результаты и их обсуждение. С помощью Голландского опросника были установлены типы пищевого поведения ивсе респонденты были разделены на 5 групп: 1 - с нормальным типом ПП, 2 - с эмоциогенным, 3 - с экстернальным, 4 - с ограничительным, 5 - со смешанным. Респонденты выделенных групп не различались по возрасту и индексу массы тела, группы с изолированными патологическими типами ПП были равноценны по полу, значимые различия наблюдались только между группами с нормальным и смешанным типами ПП - в группе с нормальным типом преобладали мужчины, а в группе со смешанным типом - женщины, р=0,0028, (таблица 1). Таблица 1. Характеристика групп респондентов по типам пищевого поведения № группы Тип ПП Пол м/ж Возраст, М±σ, лет ИМТ, М±σ, кг/м2 1 Нормальный 18/11 30,86±11,95 22,56±2,32 2 Эмоциогенный 4/6 30,5±9,16 21,87±2,19 3 Экстернальный 12/11 37,52±13,69 22,68±3,35 4 Ограничительный 6/7 28,62±7,77 23,33±2,69 5 Смешанный 7/23 30,5±11,67 22,35±2,36 Только в 27,62 % случаях у респондентов наблюдался нормальный тип пищевого поведения (ПП) - р<0,0001 - по сравнению с патологическими типами. У 72,38% респондентов с нормальным весом встречался тот или иной тип патологического пищевого поведения.Из патологических типов ПП наиболее часто встречался смешанный - у 28,57% опрошенных - достоверно чаще по сравнению с ограничительным (12,38%, р=0,0029) и эмоциогенным (9,52%, р=0,00035) типами (рис.1). Рис.1. Структура респондентов по типам пищевого поведения. Третьим по распространенности типом ПП стал экстернальный тип, при котором отмечается повышенная чувствительность к внешним стимулам - вид, запах еды или время приема пищи. Экстернальность чаще всего связана с мотивацией пищевого поведения, прямая зависимость между данным типом и влиянием на массу тела достоверно не установлена. Его распространенность среди всех респондентов составила 21,9% (р=0,011 по сравнению с эмоциогенным и р=0,049 - с ограничительным). Нередко у данного типа людей встречается гиперреакция чувствительной сферы - зрительных, обонятельных, вкусовых анализаторов, чем «пользуются» современные производители продуктов [2]. Современная рекламная концепция - нацеленность на потребителя - зачастую использует в своей основе элементы психоанализа, при котором главная ценность товара для покупателя заключается не в его функциональном назначении, а в удовлетворении запрятанных глубоко в подсознание желаний, о которых сам покупатель может даже не подозревать. Современные специалисты по маркетингу продают нам не товары, а настроение и образ жизни. Они показывают прекрасную выпечку и создают атмосферу праздника [7]. У людей с экстернальным типом ПП эта «атмосфера праздника» ассоциируется с культурально-обусловленными стереотипами отношения к приему пищи как к средству коммуникации и межличностному общению: перекусы «за компанию», переедания на праздниках и т.д., что в перспективном прогнозе не позволяет исключить вероятность патологической весовой динамики [1]. Ограничительный тип ПП встречался у 12,38% респондентов. Особенностью данного типа ПП являются избыточные пищевые самоограничения и бессистемные слишком строгие диеты с развитием в дальнейшем целого симптомокомплекса психических расстройств, получившей название «диетической депрессии». Особая опасность данного типа ПП заключается в том, что при частом соблюдении низкокалорийных диет (менее 1200 ккал/сутки) или голодании происходит истощение «энергетического резерва» организма в виде гликогена и жировых депо. По окончании времени соблюдения диет, действующих как «стрессорный фактор», организм начинает восполнение утраченных резервов, нередко в гораздо большем объеме, чем было (т.н. эффект «йо-йо») [6]. Культурное давление на мужчин и женщин относительно «безупречности своего тела», бесчисленная реклама в журналах и образ очень худых знаменитостей на телевидении является важным предрасполагающим фактором развития данной патологии [5,8]. Наименее распространенным среди респондентов, но наиболее «неблагоприятным» по исходу в избыточную массу тела типом ПП, явился эмоциогенный тип, который наблюдается после стресса или эмоционального дискомфорта. Данная патология встречалась среди 9,52% респондентов, что было значимо реже по сравнению с другими типами ПП - р<0,011, кроме ограничительного. Пациенты с эмоциогенным пищевым поведением имеют признаки, свидетельствующие о физической зависимости от еды, что позволяло считать их пищевыми аддиктами на ровне с табакокурением, алкоголем и наркотическими средствами. Образно говоря, человек с эмоциогенным пищевым поведением «заедает» свои проблемы [2,6]. С точки зрения профилактики ожирения у таких людей с эмоциогенным типом ПП поведения мероприятия по предупреждению избыточной массы тела не должны ограничиваться только лишь диетологическими рекомендациями. Их проблема лежит в сфере внутриличностного конфликта. Скорее всего, таким образом они заедают неразрешимые противоречия, лежащие в чувственной сфере. Анализ структуры типов ПП отдельно среди мужчин и женщин показал, что у мужчин достоверно чаще встречался нормальный тип ПП - в 38,30% случаях (р=0,00059 по сравнению с эмоциогенным, р=0,0042 по - с ограничительным, р=0,0093 - со смешанным), на втором месте по частоте встречаемости был экстернальный тип - 25,53% (значимо чаще только по сравнению с эмоциогенным типом ПП, р=0,026), (рис. 2). Рис. 2. Структура типов пищевого поведения среди мужчин и женщин. У женщин с нормальным весом из всех типов ПП абсолютным лидером был смешанный тип - 39,66%, что было достоверно чаще по сравнению и с нормальным, и с патологическими типами ПП (р=0,012 и ниже). Только 18,97% женщин, не имеющих проблем с лишним весом, имели нормальный тип ПП. Полученные результаты указывают на половые различия в пищевом поведении мужчин и женщин: мужчин отличает более разумное отношение к пище.Мужчинам посвящено менее 1% исследований во всем мире в области расстройств пищевого поведения, считая, что это истинно «женское» заболевание. В отличии от женщин, у которых расстройства часто начинаются, когда они находятся в пределах нормального веса, мужчины чаще обращают внимание на повышенный вес только при наличии сопутствующей патологии, и их усилия по борьбе с лишним весом в большей степени будут направлены на интенсивные физические упражнения, а не на чрезмерные ограничения в питании. Специалисты в области пищевых расстройств отмечают, что низкая самооценка является главным фактором нарушения ПП у женщин, среди мужчин такого очевидного фактора нет. Поэтому некоторые авторы утверждают об отсутствии патологии расстройств ПП у мужчин с нормальной массой тела [9]. Наше исследование свидетельствует о том, что большинство мужчин-респондентов (61,70%) имели патологические типы ПП. Были изучена структура уровня образования в исследованных группах респондентов (рис. 3). Как видно из рисунка 3, люди с экстернальным типом ПП достоверно чаще имели высшее образование по сравнению, как с нормальным (р=0,0178), так и с патологическими типами ПП (р=0,018 и ниже), кроме эмоциогенного. Рис. 3. Структура уровня образования респондентов исследованных групп. В ходе исследования респондентам был задан вопрос: «Что Вы считаете причиной набора веса?» Представители всех групп чаще затруднялись с ответом - 30,0 - 44,83%. Респонденты с изолированными патологическими типами ПП в большинстве случаев считали причиной набора веса низкую двигательную активность - 38,46 - 40,0%. Обоснованием полученных результатов является тот факт, что все респонденты относятся к группе «здоровые пациенты», т.е. их масса тела и ИМТ находится в пределах нормы, и у исследуемых людей не возникало причин «оправдывать» лишний вес. В то же время группы респондентов с нормальным и смешанным патологическим типами ПП причиной набора веса считали совокупность нескольких факторов - соответственно в 27,59% и 36,67%, в последнем случае достоверно чаще по сравнению с ответами групп с экстернальным (р=0,019) и ограничительными типами (р=0,009). На переедание как основную причину формирования избыточной массы тела указали 10,0 - 23,08% опрошенных, причем чаще других так считали лица с изолированными патологическими типами ПП (рис. 4). Низкая двигательная активность, переедание и др. - все эти субъективные оценки возможных причин набора веса являются лишь предрасполагающими факторами (предикторами), полное исключение которых не является гарантом предупреждения и профилактики избыточной массы тела. Реальная причина возможной весовой динамики в будущем таится во внутриличностном конфликте и восприятии собственного тела, которая устанавливается только при углубленном психотерапевтическом анализе. Рис. 4. Структура ответов респондентов на вопрос «что считается причиной набора веса?» В ходе проведенного исследования было установлено, что 38,46% респондентов с ограничительным типом ПП и 40,0% со смешанным соблюдают различные диеты, это было значимо чаще по сравнению с нормальным пищевым поведением (10,34%, р=0,046; р=0,0093) и 3ей группами (8,70%), (р=0,044; р=0,0103). Разгрузочные дни, «кремлевская» диета, исключение определенных видов продуктов и многое другое способствует срыву энергетического балансаорганизма, что в дальнейшем может привести к бесконтрольному набору веса. Выводы. По результатам исследования выявлены особенности социально-психологических типов пищевого поведения. Только 27,62% опрошенных имели нормальный тип ПП, достоверно чаще это были мужчины. Показатели ИМТ в пределах нормы не гарантируют отсутствия положительной весовой динамики в будущем. Основываясь на полученных нами данных о высокой представленности нарушений ПП (72,38%) среди респондентов с нормальной массой тела в основе профилактики возникновения избыточной массы тела является ранняя диагностика типа пищевого поведения в период становления самого пищевого поведения, т.е. в детском возрасте.Трансформация пищевого поведения во взрослом возрасте должна проходить с соблюдением режима питания и под контролем психотерапевтов.

N P Mamchik

Voronezh State Medical University

N V Gabbasova

Voronezh State Medical University

N V Dzen

Voronezh State Medical University

  1. Балаи, М.В. Диагностика сверхранних признаков расстройств пищевого поведения у женщин /М.В.Балаи, А.Г. Жиляев/М.В.Балаи// Вестник РГГУ. Серия «Психология. Педагогика. Образование». 2012. № 15 (95). С. 233-239.
  2. Гладышев,О.А. Гиперфагические реакции в рамках расстройств пищевого поведения. Клинические особенности и терапия/О.А. Гладышев// Рациональная фармакотерапия в кардиологии. 2014. Т.10. № 2. С. 190-194.
  3. Грошева,Е.В. «Мода» на анорексию среди девочек-подростков как социально-психологический феномен /Е.В. Грошева//Здоровье - основа человеческого потенциала: проблемы и пути их решения. 2015. Т.10.№ 2. С.464-465.
  4. Исаченкова, О.А. Пищевое поведение как важный фактор развития ожирения и коморбидных с ним заболеваний /О.А. Исаченкова// Ожирение и метаболизм. 2015. Т.12. № 4. С. 14-17.
  5. Капустина, В.А. Взаимосвязь оценки собственной внешности и Я-концепции подростков (в контексте профилактики расстройств пищевого поведения в подростковом возрасте) /В.А.Капустина, Е.А. Митрофанова// Сибирский педагогический журнал. 2016. № 6. С.84-89.
  6. Келина, М.Ю. Социокультурные факторы формирования неудовлетворенности телом и нарушений пищевого поведения / М. Ю. Келина // Вестник Московского государственного лингвистического университета. 2012. № 7 (640). С.158-165.
  7. Обозная, М.В. Влияние рекламы на потребительское поведение студенческой молодежи / М.В. Обозная //Политика, экономика и инновации. 2017. № 3. С. 8-11.
  8. Сорокман, Т.В. Расстройства пищевого поведения как предикторы развития ожирения у детей / Т.В. Сорокман // Международный эндокринологический журнал. 2015. № 5 (69). С. 174-177.
  9. Струева, Н.В. Особенности пищевого поведения, эмоционального состояния и показателей метаболизма у больных ожирением с инсомническими расстройствами / Н.В. Струева, М.Г. Полуэктов, Л.В. Савельева, Г.А. Мельниченко, Г.В. Кация, Н.П. Гончаров // Ожирение и метаболизм. 2014. № 2. С. 24-29.

Views

Abstract - 1

PDF (Russian) - 0

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies