ORGANISATION OF SOCIAL PROTECTION OF MATERNITY AND CHILDHOOD IN THE AREAS OF CENTRAL BLACK EARTH IN 1950-1980-IES

Abstract


The article reveals the peculiarities of social protection of mothers and children in the territory of regions of the Central black earth in 1950-1980-ies. On the basis of archival sources, analyzes the process of the restoration and expansion of a network of institutions providing care to children, pregnant women. Detailed the measures to provide financial assistance to single mothers raising children, providing pre-schools children. Investigation the factors that influenced the working conditions of workers in large industrial enterprises of the region.

Вопросы социального призрения наименее защищенных слоев населения, традиционно находились в центре внимания российского государства. За последние десятилетия ХХ начала ХХI вв. сформировалась обширная историография, посвященная анализу отдельных сторон данной актуальной научной проблемы. Применительно к областям Центрального Черноземья невозможно констатировать аналогичную ситуацию. Лишь отдельные периоды в развитии региона и определенные социальные проблемы получили освещение в специальных исторических исследованиях [18, 19, 20]. Решения Верховного Совета СССР, постановления ЦК КПСС, Совета Министров СССР и ВЦСПС 1950-1980-х гг., посвященные обеспечению социальной защиты материнства и детства, находили свое применение в отдельных субъектах государства. В Центральном Черноземье ведущая роль в реализации аналогичных нормативно-правовых документов принадлежала органам государственной власти и управления, организациям, оказывавшим социальную помощь населению. В декабре 1959 г. председа-телю липецкого облисполкома поступила объяснительная записка к отчету заведующего отделом социального обеспечения населения по государ-ственным пособиям многодетным и одиноким матерям, содержавшая ин-формацию о том, что число всех матерей, сохранивших право на получе-ние пособий на 1 января 1960 г. в Липецкой области составляло 32678 че-ловек, в том числе: многодетных - 19405 человек и одиноких - 13273 че-ловека, среди них, получавших пособие по многодетности, - 284 матери. Число детей, на которых многодетные матери сохранили право на получение пособий на 1 января 1960 г. в Липецкой области составило 26136 человек [1, л. 8]. В объяснительной записке говорилось: «За отчетный период выплачено 8986 единовременных пособий на сумму 5,2млн. руб.» [1, л. 9]. Материалы показывают, что в конце 1950-х гг. в составе женщин, воспитывавших детей, высокий удельный вес занимали многодетные матери, получавшие государственные денежные пособия. Размеры этих пособий не превышали величины среднемесячной заработной платы и не могли гарантировать многодетным семьям высокий жизненный уровень. В условиях аграрной специализации региона, многодетные семьи зачастую самостоятельно обеспечивали свое потребление с помощью, выращенной на земельных участках, сельскохозяйственной продукции. Однако даже незначительная финансовая помощь государства позволяла поддержать жизнеспособность этих семей и, в определенной степени, стимулировала рождаемость населения. Статистические сведения позволяют получить представление об изменении численного состава многодетных матерей, получавших единовременные пособия в Липецкой области в 1959-1960 гг., а также определить количество находивших на их иждивении несовершеннолетних детей [1, л. 9-11]. В 1960 г. по сравнению с 1959 г. произошло, как общее сокращение численность многодетных матерей, так и матерей, воспитывавших по одному, по два и по четыре ребенка. Наблюдалось относительное увеличение удельного веса матерей, воспитывавших по трое и пятеро детей. Соответственно уменьшились общие размеры, выплачивавшихся многодетным женщинам-матерям, денежных пособий [2, л. 181-185]. Уменьшение количества многодетных матерей отражало общие тенденции, проявившиеся в демографическом развитии Центрального Черноземья. Высокая рождаемость населения после Великой Отечественной войны, сменилась стабилизацией и снижением данного показателя. Объяснялось это тем, что в репродуктивный этап жизни вступало поколение, родившееся в сложное военное время. Это поколение не отличалось ни количественным составом, ни состоянием здоровья, что также отразилось на уровне рождаемости. Наряду с материальной поддержкой многодетных матерей, существовали различные варианты их морального поощрения. В 1959 г. в Липецкой области ордена и медали получили 2559 матерей, среди которых 2527 являлись многодетными. 32 многодетным матерям было присвоено почетное звание «Мать-героиня». Сохранявшиеся численные расхождения объяснялись тем, что не были учтены матери, имевшие право на награждение и прибывшие на территорию Липецкой области из других регионов страны [1, л. 9]. Усилия общественности, партийных и советских органов направлялись не только на материальную и моральную поддержку многодетных семей, но и на укрепление здоровья матерей и их детей. Об этом свидетельствует число учреждений по обеспечению жизни и здоровья матери и ребенка, функционировавших на территории Воронежской области в 1940-1975 гг. [1, л. 12-23]. За период Великой Отечественной войны произошло сокращение специализированных врачебных и акушерских больничных учреждений, оказывавших помощь беременным женщинам и роженицам. Уменьшилось количество детей в постоянных детских садах и яслях-садах. Число женских и детских консультаций, детских поликлиник за период войны практически не изменилось [1, л. 12-23]. Объяснением могут послужить эвакуация населения в восточные районы, оккупация значительной территории Воронежской области, перепрофилирование медицинского персонала женских консультаций, больниц, поликлиник на оказание помощи солдатам и офицерам действующей армии, разрушение инфраструктуры городов в процессе освобождения, в том числе и учреждений по оказанию помощи беременным женщинам и роженицам. Социальная неустроенность периода войны снизила рождаемость. Выявленные тенденции были свойственны Воронежской, Белгородской и Курской областям Центрального Черноземья, на территории которых происходили масштабные военные события. В меньшей степени были характерны для Липецкой и Тамбовской областей региона, оказавшихся в непосредственной близости от линии фронта. В 1950-1970-е гг. произошло восстановление и расширение сети учреждений оказывавших медицинскую помощь детям, беременным женщинам и роженицам. В 1975 г. по сравнению с 1945 г. число женских и детских консультаций, поликлиник в Воронежской области возросло в 2,1 раза, количество койко-мест во врачебных и акушерских учреждениях за эти же годы увеличилось на 156,1%. В тоже время проявилась тенденция к сокращению числа медицинских учреждений по оказанию врачебной помощи беременным женщинам и роженицам, женских консультаций, детских консультаций и поликлиник. Это объяснялось не только снижением уровня рождаемости, но и изменениями в деятельности поликлиник и врачебных консультационных пунктов. Разрозненные женские консультации сменили оснащенные необходимым медицинским оборудованием универсальные женские и детские врачебно-консультационные центры. Успехи в деле сохранения жизни и здоровья матери и ребенка, не исключали наличия других проблем. Существовали трудности с организацией ухода за беременными женщинами, проживавшими в районных центрах и в отдаленных сельских населенных пунктах. Функционировавшая сеть консультационных и акушерских пунктов не могла охватить всех беременных женщин. Совет Министров РСФСР 29 декабря 1985 г. принял постановление № 63 «О дополнительных мерах по улучшению охраны материнства и детства в РСФСР» [3, л. 8-9]. Возрастало государственное финансирование строительства новых родильных домов, женских консультаций и акушерских пунктов. Рекомендовалось открывать гинекологические кабинеты во всех поликлиниках, медицинских санитарных частях при промышленных предприятиях и объединениях, создавать специализированные отделения в больничных учреждениях всех типов. Медицинским институтам предписывалось увеличить выпуск специалистов-гинекологов. Обком и облисполком Липецкой области 27 мая 1986 г. обсудили вопрос о состоянии и дальнейшем расширение сети учреждений по оказанию медицинской помощи женщинам в период беременности и родов, а также новорожденным детям. В выступлении секретаря обкома сообщалось: «В г. Липецке в течение 1986 г. введена в строй новая женская консультация в составе медсанчасти НЛМК на 300 посещений в смену. Проведен капитальный ремонт родильного отделения на 105 коек в составе медсанчасти тракторного завода. Заканчивается строительство новой женской консультации по улице Папина на 600 посещений в смену» [3, л. 9-10]. В то же время, отмечалось: «В г. Липецке до настоящего времени нет ни одного типового родильного дома. В результате это приводит к тому, что в два раза занижены санитарные площади на материнскую и детскую койку» [3, л. 7, 8, 58, 59]. По итогам обсуждения было принято постановление «О серьезных недостатках в работе учреждений родовспоможения и медицинской помощи новорожденным детям» [4, л. 154-155], содержавшее план мероприятий по созданию женских консультаций и гинекологических пунктов не только во всех поликлиниках, но и на большинстве промышленных предприятий г. Липецка и области. Наряду с медицинским обслуживанием женщин в период их беременности и родов, особое значение имела поддержка матерей, воспитывавших малолетних детей. Помощь в воспитании подрастающего поколения женщинам Центрального Черноземья оказывали детские дошкольные учреждения. Высокие темпы восстановительных работ и масштабное промышленно-производственное строительство в послевоенное время обеспечивались активным участием всего трудоспособного населения. Женщины, наравне с мужчинами, принимали участие в дальнейшем развитии народного хозяйства. Последствия войны и высокая миграция населения, не позволяли осуществлять уход за детьми в домашних условиях, поэтому детские дошкольные учреждения являлись востребованным вариантов оказания помощи женщинам-матерям в воспитании подрастающего поколения. Архивные документы показывают удельный вес женщин, находившихся в отпуске по беременности и родам, в общей численности промышленно-производственного персонала ведущих промышленных предприятий ЦЧР. На НЛМК в 1988 г. в отпуске по беременности и родам находились 2,7% работниц, на липецком тракторном заводе - 1,2% [3, л. 59-60]. Оба завода относились к ведущим промышленным предприятиям, производственные процессы которых предусматривали тяжелые физические операции, работу во вредных условиях. Несмотря на эти обстоятельства на предприятиях трудились беременные женщины, матери, воспитывавшие малолетних детей, и их временное отсутствие оказывало негативное воздействие на производственно-технологический процесс. Администрация заводов предпринимала шаги по обеспечению малолетних детей сотрудников дошкольными учреждениями [5, л. 18-22]. Наряду с поддержкой беременных женщин и матерей, воспитывавших малолетних детей, партийные и советские органы, общественные организации ЦЧР уделяли внимание оказанию материальной помощи малообеспеченным семьям. Финансовые средства направлялись детям семей, оказавшихся в тяжелом материальном положении. Основная часть малообеспеченных семей проживала в сельских районах [6, л. 12-15; 7, л. 10-11]. На совещании работников органов социального обеспечения Липецкой области 13 января 1976 г. прозвучали сведения: «В колхозах назначены пособия 3272 малообеспеченным семьям и районными отделами социального обеспечения аналогичные пособия назначены 264 семьям. Колхозами выплачены пособия малообеспеченным семьям колхозников на сумму более 1 млн. руб.» [6, л. 29]. Дополнительные денежные выплаты создавали условия для выхода малообеспеченных семей из сложной жизненной ситуации. Оказание финансовой помощи малообеспеченным семьям, сопровождалось осуществлением мероприятий по размещению детей в детских дошкольных учреждениях. Предпринимались меры по строительству новых и реконструкции действовавших детских дошкольных учреждений, оснащению их современной мебелью, музыкальными инструментами, организации качественного питания, повышению профессиональной уровня воспитателей и сотрудников детских дошкольных учреждений. Однако вопросы размещения детей в детских дошкольных учреждениях решались неудовлетворительно. Имевшиеся детские дошкольные учреждения оказывались не в состоянии обеспечить уход за всеми малолетними детьми. Объемы выделенных бюджетных средств не позволяли обеспечить высокие темпы нового строительства. Помощь в расширении сети детских дошкольных учреждений областным органам народного образования оказывали трудовые коллективы крупнейших промышленно-производственных объединений Центрального Черноземья. В Липецкой области одним из них являлся Новолипецкий металлургический завод (НЛМЗ). 29 ноября 1974 г., на отчетно-выборной профсоюзной конференции, председатель комитета детских учреждений завода А.И. Трегуб сообщил: «НЛМЗ располагает 21 дошкольным учреждением, в которых воспитываются 5100 детей при норме 3900 детей» [5, л. 1, 21-22]. Наряду с положительными результатами отмечались и негативные явления. Одним из них являлось отсутствие вакантных мест в детских садах: «В связи с расширением производства, на НЛМЗ сложилось тяжелое положение с устройством детей в дошкольные учреждения. По состоянию на 1 ноября 1974 г. очередь превышает две тысячи человек. Чтобы обеспечить потребное количество мест и довести детские дошкольные учреждения до санитарно-гигиенических норм, необходимо построить 8 комбинатов на 280 мест, иначе проблема устройства детей не будет решена» [5, л. 23-24]. Отрицательным последствием являлось увольнение по этой причине работников с предприятия: «В 1972 г. из-за отсутствия мест в детских садах с завода уволились 336 человек; в 1973 г. - 268 человек; за 10 месяцев 1974 г. уже покинули предприятие 230 человек. И в основном это были квалифицированные работники. Очередность на устройство в детские дошкольные учреждения из года в год продолжает расти: в 1971 г. - 800 человек; в 1972 г. - 1200 человек; в 1973 г. - 1600 человек и в 1974 г. - более 2000 человек» [5, л. 24-25]. Материалы показывают, что даже на крупнейших промышленных предприятий региона, обеспечить детскими дошкольными учреждениями семьи, имевшие малолетних детей, не удавалось. Количественный рост детей дошкольного возраста в 1970-е гг. объяснялся не увеличением рождаемости, а последствиями переселения сельских жителей в города. В урбанизационном процессе участвовала преимущественно работоспособная часть населения, высокий удельный вес в которой составляли молодые люди, стремившиеся к созданию семьи. Даже временное расселение молодоженов в рабочих общежитиях и на съемных квартирах позволяло им положительно решать вопрос о рождении детей. Обеспечить постоянный уход за детьми по причине трудоустройства обоих родителей эти семьи не могли. Рост численного состава горожан обострил проблему, связанную с обеспеченностью детскими дошкольными учреждениями. Вопрос об открытии новых детских дошкольных учреждений в 1980-е гг. продолжал оставаться наиболее актуальным. В областях ЦЧР планами социально-экономического развития предусматривалось строительство детских дошкольных учреждений. В 1987 г. по сравнению с 1985 г. сеть дошкольных учреждений в Липецкой области увеличилась на 48 учреждений, а численность находившихся в них детей дошкольного возраста возросла на 3,6 тыс. человек. В городской местности число дошкольных учреждений возросло за обозначенный период на 12, а численность детей в них - на 1,3 тыс. человек; в сельской местности - на 36 дошкольных учреждений и на 2,3 тыс. детей [8, л. 66; 9, л. 13-14]. Однако высокие темпы строительства не гарантировали быстро и качественно решения проблемы. В 1987 г. в Липецкой области не было удовлетворено более 5 тыс. заявлений на устройство детей в дошкольные учреждения. Набольшая потребность в дошкольных учреждениях наблюдалась в г. Липецке - 2900 человек; 1100 человек нуждались в детских дошкольных учреждениях в г. Ельце; 405 детей дошкольного возраста не были устроены в дошкольные учреждения в г. Чаплыгине; 390 детей - в г. Данкове; 143 ребенка - в г. Задонске, а также в рабочих поселках: Добринка - 180 и Лев-Толстой - 65 детей [8, л. 65]. Можно констатировать, что в 1987 г. по сравнению с 1985 г. во всех областях Центрального Черноземья вырос удельный вес малолетних детей, находившихся в детских дошкольных учреждениях, в общем составе детей дошкольного возраста [9, л. 15-16]. Более быстрыми темпами данный показатель увеличивался в Белгородской, Курской и Тамбовской областях. Он превосходил средние аналогичные показатели по республике. Умеренные темпы роста, близкие к общереспубликанским показателям, наблюдались в Воронежской и Липецкой областях. В то же время статистические источники свидетельствуют, что существовавшая сеть детских дошкольных учреждений лишь на две трети обеспечивала потребность населения региона в аналогичных учреждениях [8, л. 61-64]. Убедительным подтверждением нерешенности проблемы являются данные, отражающие численность детей, находившихся в постоянных дошкольных учреждениях РСФСР и отдельных областей Центрального Черноземья, в расчете на 100 мест. Во второй половине 1980-х гг. все детские дошкольные учреждения РСФСР и ЦЧР были перегружены, так как в них находилось большее число детей, чем предусматривали нормативы [8, л. 66, 67]. В конце 1980-х гг. численность детей, находившихся в постоянных дошкольных учреждениях в расчете на 100 имевшихся в них мест, еще более выросла. Аналогичная ситуация складывалась в Белгородской и Воронежской областях. В Липецкой области данный критерий не изменился. В Курской и Тамбовской областях наблюдалось снижение этого показателя [7, л. 103-104; 8, л. 68, 70]. Усиление перенасыщенности контингента воспитанников детских дошкольных учреждений Белгородской и Воронежской областей объяснялось высоким удельным весом городского населения трудоспособного возраста в этих областях и низкими темпами строительства новых учреждений аналогичного типа. Увеличение удельного веса городского населения в общей структуре народонаселения и рост численности детей дошкольного возраста в Липецкой области компенсировался дополнительным вводом в эксплуатацию новых дошкольных учреждений. Темпы развитие системы детских дошкольных учреждений Курской и Тамбовской областей, с учетом сохранявшейся традиционной структуры производства, позволяли не только локализовать проблему обеспеченности малолетних детей дошкольными учреждениями, но и предпринять шаги по ее успешному преодолению. За два года двенадцатой пятилетки в Липецкой области было построено детских дошкольных учреждений на 5105 мест. План их ввода был выполнен на 108,1%, в то же время лимит капитальных вложений на строительство детских дошкольных учреждений был освоен лишь на 99,0% [8, л. 70]. На начало 1988 г. в Липецкой области сеть детских дошкольных учреждений всех ведомств составляла 628, из них: 259 - в городских поселениях и 369 - в сельской местности. Воспитанием в них было охвачено 62,1 тыс. детей, в том числе: в городской местности - 46,8 тыс. и в сельской местности - 15,3 тыс. детей. Охват детей в возрасте 1-6 лет постоянными дошкольными учреждениями по Липецкой области был ниже, чем в среднем по РСФСР, но превышал средние показатели по областям Центрально-Черноземного региона [8, л. 65, 74]. Из общего состава детских дошкольных учреждений Липецкой области в 1988 г. насчитывалось 627 дошкольных учреждений общего назначения и 1 учреждение санаторного типа [8, л. 71]. Среди дошкольных учреждений промышленных предприятий наибольший удельный вес занимали детские сады и ясли крупных предприятий г. Липецка: НЛМК, имевшего 39 дошкольных учреждений на 7140 мест; ПО «Липецкий тракторный завод» - 16 дошкольных учреждений на 2445 мест; металлургический завод «Свободный Сокол» - 10 дошкольных учреждений на 1360 мест [8, л. 73]. Избыточная численность детей в дошкольных учреждениях, располагавшихся в городской местности, складывалась вследствие их недостаточного количества. Вследствие превышения расчетных нормативов по численности воспитанников, создавались отрицательные санитарные условия, поэтому часто возникали вирусные и инфекционные заболевания. Дошкольники пропускали занятия в детских садах и яслях и по таким причинам, как: заболевание ребенка, возможность остаться дома вследствие отпуска или болезни родителей, приезда родственников, закрытия на карантин самих дошкольных учреждениях. В 1987 г. в Липецкой области дети пропустили 3,7 млн. дней, в том числе 15 дней в городской местности и 16 дней в сельской местности. Это составило 31,5% от общего числа дней. Дети в возрасте до трех лет отсутствовали в яслях и детских садах 37,1% предназначавшихся для посещений дней [8, л. 70, 72]. Удельный вес пропущенных занятий вследствие заболевания ребенка в Липецкой области в 1987 г. в общем количестве пропущенных детьми дней составил 27,5%, у детей в возрасте до трех лет - 35,5%. Отсутствие детей в дошкольных учреждениях вследствие карантина в 1987 г. составило 2,1%, у детей в возрасте до трех лет - 2,2% всех дней [8, л. 68-69]. Родители отсутствовали на своих рабочих местах, вследствие необходимости организовать уход за больными детьми. В течение 1950-1980-х гг. на территории областей Центрального Черноземья возникла система загородных пионерских лагерей и летних лагерей труда и отдыха [8, л. 69-70]. Загородные лагеря находились на балансе местных органов государственной власти и управления или промышленных предприятий [8, л. 79-80]. В загородных лагерях осуществлялся не только отдых, но и проводились мероприятии по улучшению здоровья, развитию физических и творческих способностей, формировались организаторские и управленческие навыки у подростков [8, л. 84-85]. Перестройка социально-экономической сферы сопровождалась сокращением числа загородных лагерей отдыха детей и школьников, в связи с отсутствием у учредителей финансовых средств [8, л. 58-61, 74]. Большую роль в жизни и деятельности женщин оказывали условия труда на производстве. Показатели текучести кадров свидетельствовали о высоком удельном весе среди уволившихся работниц-женщин. Причинами увольнения являлись невозможность совмещать выполнение производственных обязанностей с воспитанием ребенка, отсутствие детских дошкольных учреждений, неудобный режим работы, наличие ночных дежурств, тяжелые и вредные условия труда. Аналогичные объяснения высказывались, как в малочисленных трудовых коллективах, так и в крупных объединениях промышленно-производственного персонала. В 1970 г. на НЛМЗ работали 25231 человек, из них: женщин - 9256 и мужчин - 15975 [10, л. 4]. В 1973 г. на заводе трудились уже 28212 человек, из которых было 10749 женщин, что составляло 34% от общей численности работавших [11, л. 1, 5]. Отчетные материалы содержат информацию о распределении женщин, подростков, пенсионеров и инвалидов по цехам и производствам НЛМЗ. В 1970 г. удельный вес работавших женщин составил: на агломерационной фабрике - 31,3%; в автотранспортном предприятии - 34,7%; в доменном цехе - 20,3%; в конверторном цехе - 20,9%; в коксохимическом производстве - 26,8%; в железнодорожном цехе - 28,7%; в листопрокатном цехе №1 - 21,9%; в листопрокатном цехе №2 - 19,8%; в листопрокатном цехе № 3 - 13,5%; в ферросплавном цехе - 27,0%; в кар-бидо-сажевом цехе - 21,6% [12, л. 125-128]. Использование женщин на рабочих местах с тяжелыми и вредными для здоровья условиями труда выступало одной из главных причин для увольнения работниц с завода. По сведениям профсоюзной организации завода, среди уволившихся с предприятия по собственному желанию, ежегодно более половины составляли работницы-женщины [10, л. 6-7, 11-14]. Такие же факторы проявлялись и на других промышленных предприятиях региона [7, л. 12-16; 13, л. 42-44]. С целью облегчения труда женщин и высвобождения их из производств с вредными и тяжелыми условиями, в начале 1970-х гг. коллективы промышленных предприятиях Центрального Черноземья организовали соревнование под лозунгом «За безопасность, культуру и эстетику производства». Результатом явилось увеличение объема финансовых средств на улучшение условий труда, снижение производственного травматизма, механизацию производственных операций. Общая сумма расходов на охрану труда в 1973 г. на НЛМЗ составила 3139,7 тыс. руб. и превысила плановое задание на 118,2% [14, л. 1]. Мероприятия качественно повлияли на организацию производственных процессов, снизили травматизм и улучшили условия труда работниц-женщин. В 1973 г. по сравнению с 1972 г. на НЛМЗ количество зарегистрированных несчастных случаев сократилось на 9,1%; количество тяжелых несчастных случаев уменьшилось в 2 раза; число несчастных случаев со смертельным исходом уменьшилось в 3 раза. В результате достигнутых результатов в 1973 г. по сравнению с 1972 г. количество потерянных рабочих дней по причине несчастных случаев на производстве уменьшилось на 18,1% [14, л. 3-5]. Несмотря на положительные тенденции, на заводах, фабриках, в строительных организациях Центрального Черноземья сохранялись проблемы с осуществлением трудовой деятельности промышленно-производственного персонала. Каменщик строительного треста № 4 г. Воронежа М.Д. Генералова в выступлении на ХХ конференции областной организации КПСС, состоявшейся в 1976 г, сказала: «Многое еще нужно сделать в создании нормальных условий труда и быта рабочих, обеспечении их горячим питанием, удобной спецодеждой. Может показаться, что говорю о мелочах, но из этих мелочей складывается настроение трудящихся, которое прямо влияет и на производительность труда, и на качество работы во всех сферах производства» [15, л. 133-134]. В 1980-е гг. продолжилось осуществление мероприятий по улучшению условий труда и быта женщин на предприятиях и в организациях [3, л. 7, 8, 17, 18; 16, л. 26]. Реализация мероприятий по улучшению условий труда работавших женщин, совпала с осуществлением мер по оптимизации производственных процессов и аттестацией рабочих мест. На предприятиях Центрального Черноземья внедрялся опыт днепропетровского комбайнового завода имени К.Е. Ворошилова по повышению эффективности использования производственных мощностей на основе проведения аттестации рабочих мест и их рационализации. В апреле 1986 г. технико-экономическим советом при липецком обкоме, областным Советом профсоюзов, отделом по труду облисполкома и областным Советом НТО была разработана «Комплексная программа по аттестации рабочих мест и их рационализации, механизации и сокращения на этой основе рабочих мест, ручного и физического труда в промышленности на двенадцатую пятилетку» [17, л. 77-79]. Содержалось следующее обоснование начавшейся работы: «На промышленных предприятиях высок удельный вес ручного труда, наблюдаются загазованность и запыленность рабочих мест, многие производственные операции связаны с применением значительных физических усилий. Вследствие этого, необходимо тщательно анализировать технологические процессы, внедрять в них новейшие достижения инженерной мысли» [17, л. 1]. Ставилась задача детально изучить интеллектуальное и физическое наполнение каждой производственной операции и сделать труд рабочих комфортным и эффективным. Особое внимание обращалось на аттестацию рабочих мест женщин. Рекомендовалось создавать работницам не только благоприятную рабочую обстановку, но и совершенствовать бытовые условия нахождения их на предприятии [17, л. 1-2]. В течение 1986-1987 гг. в Липецкой области была проведена аттестация и рационализация 71 тыс. рабочих мест, более 50% которых замещались женщинами. Из общего количества исследованных рабочих мест было аттестовано около 58%, 22,7 тыс. рабочих мест рационализировано, более 1 тыс. рабочих мест сокращено [17, л. 2-3]. Мероприятия оптимизировали штатный состав предприятий, улучшили условия труда многих женщин, работавших в отраслях народного хозяйства. Можно констатировать, что в 1950-1980-е гг. в областях Центрального Черноземья предпринимались шаги по осуществлению социальной защиты материнства и детства. Были получены положительные результаты. Однако полностью решить проблему социальной защищенности этих групп населения не удалось.

V A Pertsev

Voronezh State Medical University

Email: v.pertsev.vrn5@yandex.ru

  1. Государственный архив Липецкой области (далее ГАЛО). - Ф. Р-589. - Оп. 1. - Д. 48.
  2. Государственный архив новейшей истории Липецкой области (далее ГАНИ ЛО). - Ф. 34. - Оп. 17. - Д. 225.
  3. ГАЛО. - Ф. Р-408. - Оп. 2. - Д. 2304.
  4. ГАЛО. - Ф. Р-59. - Оп. 1. - Д. 519.
  5. ГАЛО. - Ф. Р-422. - Оп. 1. - Д. 1929.
  6. ГАЛО. - Ф. Р-589. - Оп. 1. - Д. 264.
  7. Государственный архив новейшей истории Белгородской области (далее ГАНИ БО). - Ф. 1. - Оп. 18. - Д. 18.
  8. ГАЛО. - Ф. Р-342. - Оп. 54. - Д. 2758.
  9. ГАЛО. - Ф. Р-515. - Оп. 1. - Д. 291.
  10. ГАЛО. - Ф. Р-422. - Оп. 1. - Д. 1254.
  11. ГАЛО. - Ф. Р-422. - Оп. 1. - Д. 1725.
  12. ГАНИ ЛО. - Ф. 34. - Оп. 17. - Д. 138.
  13. ГАНИ БО. - Ф. 1. - Оп. 18. - Д. 19.
  14. ГАЛО. - Ф. Р-422. - Оп. 1. - Д. 1727.
  15. Государственный архив общественно-политической истории Воронежской области (далее ГАОПИ ВО). - Ф. 3. - Оп. 63. - Д. 11.
  16. Государственный архив Воронежской области (далее ГАВО). - Ф. Р-1440. - Оп. 88 «а». - Д. 284.
  17. ГАЛО. - Ф. Р-633. - Оп. 1. - Д. 176.
  18. Прокофьева Е.Ю. Труд и заработная плата рабочих на промышлен-ных предприятиях Центрального Черноземья: проблемы государственного регулирования в 1920-е годы / науч. ред. В.В. Пашин; Рец.: К.А. Соловь-ев, Е.Н. Чижова; БелГУ. - Белгород: Изд-во БелГУ, 2010. - С. 28-31.
  19. Перцев В.А. Материальное положение населения РСФСР (вторая половина 1950-х - 1980-е годы): на материалах областей Центрального Черноземья. - Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2013. - С. 11-15.
  20. Перцев В.А. Социальное обеспечение и обслуживание населения РСФСР (вторая половина 1950-х - 1980-е годы): на материалах областей Центрального Черноземья. - Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2014. - С. 137-142.

Views

Abstract - 0

PDF (Russian) - 0

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies