DISEASE, WAR AND FAMINE

Abstract


Тhe Article is devoted to the history of the study of the disease of hunger - alimentary - toxic aleikia or "septic sore throat". In the early 1930-s, and in the years of the great Patriotic war, in 1946-1947 the population of the USSR was starving. Food was often used grain last year. As it turned out, this led to a terrible disease - "septic sore throat". What caused the disease with so many deaths remained a mystery for physicians. Scientists of the Voronezh medical Institute in 1942 - 1944, evacuated to Ulyanovsk studied the disease that tried to uncover its causes and ways to combat it.

Дистрофия и септическая ангина - возникновение этих заболеваний прямо связаны с голодом и войной. Септическая ангина - так было принято называть заболевание, при котором больные первоначально жаловались на боль в горле, сильное воспаление в миндалинах, горловые кровотечения, повышение температуры. Затем происходил распад мягких тканей, судороги, после чего наступала смерть. Септическая ангина и ее вспышки наблюдались в годы гражданской войны, в голод начала 30-х годов, в период Великой Отечественной войны 1942-1945, в голодные 1946-47 годы. Болезнь была похожа на эпидемию и уносила тысячи жизней. О роли воронежской медицинской школы, о вкладе воронежских ученых в изучения септической ангины в годы Великой Отечественной войны сегодня уже забыто. Да и септическая ангина сейчас не встречается, болезнь стала достоянием истории. Но в годы Великой Отечественной войны и в послевоенные годы к ней относились очень серьезно. Воронежский медицинский институт, который с 1942 по 1944 год находился в эвакуации в Ульяновске, направил для изучения загадочного заболевания лучшие научные силы своих кафедр и достиг значимых результатов. На рубеже 1941 - 1942 годов в СССР советские врачи стали отмечать увеличение случаев заболевания септической ангиной. В 1942-1944 гг. количество пациентов с этим диагнозом настолько увеличилось, что появились предположения об эпидемии. Пик заболеваемости пришелся на 1944 год, когда численность только учтенных заболевших достигла 173 тыс. чел., из которых около 28 тыс. человек умерло. До 80-85% больных и умерших от септической ангины было в России, а самая высокая заболеваемость регистрировалась в Куйбышевской, Чкаловской, Ульяновской областях, Башкирской, Татарской АССР [1, С.104-105]. Известно, что число погибших от сыпного или брюшного тифа, туберкулеза и других инфекционных заболеваний в годы Великой Отечественной войны было несравнимо выше, но эти заболевания были известны, и с ними можно было бороться. Причины возникновения и возможности для лечения септической ангины оставались не изучены и неизвестны. Первые статьи в медицинской литературе с описанием септической ангины появились в 1935-1938 годах, но этим все и ограничилось - журнальными статьями и затем одной монографией [2, С.11-31]. Изучение септической ангины затруднялось тем, в предвоенные годы болезнь практически не встречалась, ни на одном из лабораторных животных не удавалось воспроизвести картину заболевания. Широкие массы врачей оставались незнакомы с этой новой нозологической единицей. Возвращение септической ангины произошло с началом Великой Отечественной войной и было похоже на эпидемию. В частности теорию инфекционного происхождения септической ангины выдвинул А.А. Смородинцев в Докладной записке на имя министра здравоохранения СССР [3, С.6.]. О серьезности ситуации с заболеваемостью септической ангиной говорит факт организации нескольких совещаний, посвященных этой болезни в годы войны: Технического совета при ГлавВетУпре (октябрь 1942 года), комиссии по септической ангине при Ученом медицинском совете Наркомздрава (декабрь 1942 г., октябрь 1943 и март 1945 г.г.). Медицинским институтам и медицинским центрам в Перми, Уфе, Ульяновске, Чкаловске и других городах, где отмечались вспышки септической ангины с большой смертностью, было дано задание как можно скорее, изучить болезнь, ее причины и возможности для лечения. В годы Великой Отечественной войны Ульяновская область оказалась в числе областей с критическим количеством населения заболевших септической ангиной. Поэтому эвакуированный в Ульяновск Воронежский медицинский институт совместно с облздравотделом Ульяновской области немедленно приступил к изучению причины эпидемии и поиску методов лечения. В Ульяновске исследовательскую группу возглавил профессор В.С. Нестеров - заведующий кафедрой госпитальной терапии и пропедевтической терапевтической клиники ВГМИ. Во многие районы больницы Ульяновска в конце 1942 года ВГМИ направил бригады (как тогда принято было называть группы из преподавателей и студентов) для изучения больных с диагнозом «септическая ангина». После изучения большого количества пациентов все клинические кафедры Воронежского мединститута, пришли к неожиданному выводу: заболевание, охватившее целые районы не является инфекционным, вызывается каким-то токсическим продуктом, вероятно каким-то грибком, образующимся в перезимовавших под снегом зерне [4, С.41]. Но какова природа токсина, который приводит к болезни - на этот вопрос еще не было ответа. Исследовательской группой ВГМИ была установлена лишь причина «септической ангины» - употребление в пищу хлеба выпеченного из перезимовавшего в поле зерна: проса, пшеницы, ржи, гречихи и других злаков. В условиях эвакуации, при дефиците питания тысячи истощенных жителей деревень и городов весной выходили на поля и собирали лежавшие под снегом колоски. Зерно мололи и пекли хлеб. В значительной части случаев хлеб, приготовленный из перезимовавших в поле злаков, ничем особенно не отличался от обычного хлеба, причем и заболевание развивалось после более или менее значительного срока его потребления через 1-2 месяца. При употреблении хлеба сразу же вызывавшего жжение в полости рта, заболевании септической ангиной возникало на второй - четвертый день. Такой хлеб был сладковат на вкус, имел лишь незначительную горечь. Хлеб, иногда имел и ярко выраженный горький вкус, такой хлеб вызывал сильное жжение слизистой полости рта и глотки, которое обычно уменьшалось при ополаскивании рта водой. Болезнь проявлялась сразу после употребления в пищу горького хлеба. Как об этом рассказывали больные, иногда после сильного жжения слизистая щек и десен отторгалась и снималась ими в виде обрывков, напоминавших папиросную бумагу [4, С.58]. Заведующий кафедрой и клиникой ВГМИ профессор Нестеров наблюдал 426 человек, с тяжелой формой септической ангины. С материалами исследовательской группы Воронежского мединститута по изучению септической ангины В.С. Нестеров был вызван в Москву для доклада на Ученом совет Наркомздрава [5]. На основе исследования большого количества пациентов с диагнозом «септическая ангина» Нестеров сделал окончательное заключение: «заболевание, связано с употреблением в пищу перезимовавших в поле злаков, в первую очередь проса…тяжесть течения в основном зависит от количества токсического зерна, съеденного больными и от различной силы яда в различных районах, пораженных «септической ангиной». Чем больше съедено перезимовавших злаков, тем раньше наступает заболевание, тем тяжелее течение и тем больше смертность. Возможно, этим и объясняется 80-90% смертельных исходов в первую волну и 50% погибающих во вторую волну»[4, С.43]. Профессор Нестеров подытожил также материалы исследований других клинических кафедр Воронежского мединститута: токсин перезимовавшего зерна оказывает непосредственное разрушающее действие на костный мозг и систему кроветворения человека. Поэтому Воронежскими клиницистами было предложено уточненное название болезни - «алиментарно - геморрагическая алейкия», т.к. септическая ангина является конечной формой заболевания, инфекция при этом заболевании носит вторичный характер. Заведующий кафедрой факультетской терапии ВГМИ профессор Л.И. Гефтер наблюдал болезнь в начале 30-х годов. В 1933 году в докладе на Красноярском научном обществе врачей он уже предлагал для септической ангины название - алиментарная геморрагическая алейкия [4, С.52]. Профессор Гефтер наблюдал более 40 больных в факультетской терапевтической клинике ВГМИ в Ульяновске. Он установил, что заболевание незаразно и в ряде случаев развивается на фоне общего вполне удовлетворительного питания. Одновременно для сравнения им был использован материал 24-х случаев других заболеваний крови, которые он наблюдал с 1920 по 1942 год. Анализ «септической ангины», по мнению Л.И. Гефтера позволяет утверждать, что при заболевании неизвестный токсин разрушает кровеносную систему, в тяжелых случаях наблюдается опустошение костного мозга со смертельным исходом для пациента: «…мы не знаем природы токсического вещества, не умеем предотвращать тяжелых форм » [4, С.53]. Кафедра патологической анатомии Воронежского мединститута под руководством профессора Алякритского В.В. занималась клеточными исследованиями комплекса некротических и воспалительных процессов последней стадии болезни, которые послужили поводом к первоначальному наименованию этой болезни - септическая ангина. Для работы были использованы 350 вырезок от трупов больных умерших в Ульяновской областной больнице. Доцент кафедры патологической анатомии Таранов В.М. на основе наблюдений за болезнью в Старо-Атлашской больнице Ульяновской области на основе вскрытий умерших от септической ангины приходит к тому же заключению, что и другие кафедры - при септической ангине, прежде всего, происходит поражение костного мозга, отвечающего в организме человека за кроветворение. О том, что септическая ангина не является инфекцией и болезнь не связана с патологией нервной системы было доказано исследованиями на основе данных клиник нервных и инфекционных болезней ВГМИ (зав. кафедрой профессор Иценко Н.М. и зав.кафедрой профессор Лифшиц С.М.). Директор ВГМИ Ковалев Е.Н. сделал вывод о том, что септическая ангина не является таким заболеванием, которое бы поражало нервную систему и «те небольшие изменения нервной системы, которые нами обнаружены, являются лишь элементами общего заболевания, поэтому и терапия этих случаев должна быть сосредоточена в руках врачей-терапевтов»[4, С.61]. Профессор Лифшиц, заведующий кафедрой инфекционных болезней, наблюдал 263 случая септической ангины. Он отмечает первый скрытый период болезни, когда пациенты чувствуют себя удовлетворительно и не теряют работоспособности и второй лихорадочный или ангинозный. Смертность в клинике Лифшица составляла 18,8% и была особенно велика в случаях, когда пациенты поздно поступали в клинику [4, С.54-55]. После консультаций Ученого совета Наркомздрава и его рекомендаций 31 декабря 1943 г. был подготовлен специальный приказ № 38 уполномоченного ГКО "О мероприятиях по предупреждению и борьбе с септической ангиной". Был проведен учет полей с неубранным осенью урожаем в Куйбышевской, Саратовской, Ульяновской областях, Ставропольском крае и др. Неубранные поля были взяты под охрану. Проводилась широкая разъяснительная работа среди населения, но число погибших росло. В 1944 году выводы врачей были подтверждены биологическими исследованиями - причиной «септической ангины» является гриб Fusarium, паразитирующий на зерне [6]. Гриб не образует отчетливо видимых симптомов поражения колоса или зерна. При наступлении неблагоприятных условий в конце созревания, после отмирания растения или после перезимовки, инфицированные Fusarium зерновые становятся смертельно опасными. Грибы в процессе жизнедеятельности выделяют токсические вторичные метаболиты - микотоксины (фузариотоксины) [7, С.18]. Токсины стабильны к высокой температуре до 250-300 градусов, поэтому не погибали при тепловой обработке, хлеб или каша из такого зерна становились ядом. Неурожай послевоенных 1946-1948 гг. вновь вернул «септическую ангину». Голодное население, рискуя жизнью, собирало по полям остатки неубранного зерна. Кому то на полях попадалось зерно не зараженное Fusarium, а кто-то получал тяжелейшее отравление, ведущее к смерти. Да и как его обнаружить смертоносный невидимый гриб без специального анализа. 1 марта 1947 г. было принято секретное постановление Совета Министров СССР №400-164 «О мерах предупреждения заболеваний септической ангиной», подписанное И. Сталиным [8, С. 91]. Несмотря на то, что еще в 1943 году болезни было дано новое уточненное название «алиментарно-токсическая алейкия» (АТА) в статистике и постановлениях болезнь привычно называется септической ангиной. В постановлении от 1 марта 1947 года были названы 36 республик, краев и областей СССР, население которых было подвержено заболеванию. В Центральном Черноземье - это Воронежская и Тамбовская области. Поля вновь брались под строгую охрану. Постановление не предусматривало конкретной помощи продовольствием голодающим районам, охваченным АТА. Его задача состояла в том, чтобы локализовать очаги заболеваемости, уберечь от них центральные регионы. Первое, о чем говорилось в постановлении, - это о необходимости вести разъяснительную работу среди населения о смертельной опасности употребления в пищу зерна, перезимовавшего в поле под снегом, а также продуктов, приготовленных их него, запретить продажу зерна, крупы, а также изделий из них в селах, городах и на железнодорожных станциях. Было запрещено принимать от населения зерно для помола на мельницах без справок о его качестве, заверенных правлениями колхозов, предлагалось организовать через заготовительные пункты и систему потребкооперации обмен населению непригодного к употреблению в пищу зерна на доброкачественное. Ответственность возлагалась на Министра здравоохранения СССР Е. Смирнова. Он получил задание создать до 1 апреля 1947г. запас медикаментов для распределения их по республикам, краям и областям. В случае возникновения септической ангины в постановлении говорилось о «создании в РСФСР и Казахской ССР запасов продовольствия для оказания помощи населению: муки - 1000 т, крупы - 100 т, сахара - 350 т, жиров животных - 200 т, яиц - 200 ящиков. Расходование велось сверхэкономно, исключительно для больных септической ангиной, ни под каким видом не разрешалось отпускать это продовольствие “простым дистрофикам» [8. С.130-131]. Согласно статистическим данным в РСФСР в 1945 г. септической ангиной заболело 193 человека, из них умерло 42; в 1946 г. соответственно - 615 и 90; в 1947 г. - 2857 и 2224 [1,104 - 105]. К сожалению, историография голода в России 1946-1947 годов пока единична, и полных исследований по голоду в Черноземье пока нет [9, С.331 - 336]. Ученые Воронежского мединститута уже на воронежской земле диагностировали знакомую по Ульяновской эвакуации болезнь голода - септическую ангину (АТА). Для практикующих врачей Воронежа и области, профессором В.С. Нестеровым - главным терапевтом Воронежского облзравотдела (1945-1951), в ВГМИ были проведены специальные совещания и конференции по септической ангине [10]. В Воронежском мединституте была издана монография В.С. Нестерова, а в 1949 году подготовлена к защите диссертация его ученика Ю.М. Бала, посвященная клинике септической ангины: «Алейкия, алейкемия, лейкемия». Ю.М. Бала впоследствии тоже профессор ВГМИ, стал одним из известных ученых страны в области изучения заболеваний крови. Воронежская медицинская школа может гордиться достижениями своих ученых: была разработана клиника «септической ангины», даны рекомендации по предупреждению и лечению заболевания. После голодных послевоенных лет пациентов с диагнозом септическая ангина не было, история изучения АТА стала забытым эпизодом из истории клинических кафедр ВГМА им. Н.Н. Бурденко, а упоминание о таком заболевании как «септическая ангина» сегодня встречается только в литературе, посвященной истории медицины или истории голода в России. Однако следует отметить и то, что грибы «фузариум» и до настоящего времени распространены во всех зерносеющих регионах России. Воронежская область относится (по материалам 2006 года) к числу российских областей со средней зараженности зерна грибами р. Fusarium (10%) [7, С.20]. Несмотря на значительный прорыв в области изучения фузариоза зерна - гриб р. Fusarium очень пластичен и исследователи всего мира тратят значительные усилия на изучение его особенностей, биологии, биохимии, физиологии, генетики, выявление путей ограничения численности грибов р. Fusarium в агробиоценозах. Литература

S V Markova

Voronezh State Medical University

  1. Шалак А.В. К оценке масштаба голода 1946-1947 гг. // Историко - экономически исследования. 2009. Т.10. № 2. С.104-105.
  2. Давыдовский И.В., Кастнер. О так называемой септической ангине (Морфология и патогенез) // Архив патологической анатомии и патологической физиологии. 1935. № 1. С.11-31 и др.; Лясс М.Л. Агранулоцитозы. Витебск, 1940.
  3. Бала Ю.М. Алейкия, алейкемия, лейкемия. Дисс. канд. мед. наук. Воронеж, 1949.
  4. Сборник работ научной сессии, посвященной 25-летию советского здравоохранения и 25-летию Воронежского мединститута.10-12 июля 1943 года. Ульяновск: Ульяновская правда, 1944.
  5. Государственный архив общественно-политической истории Воронежской области. Ф.404. Оп.1 Д.9. Л.6.
  6. Миронов С.Г. и др. К вопросу о этиологии алиментарно- токсической алейкии // Труды 1-го Харьковского медицинского института и Чкаловского Института эпидемиологии и микробиологии. Чкаловск, 1944, Там же. Он же. Фитопатологический анализ образцов перезимовавшего в поле проса. С.47; Саркисов А.Х. // Гигиена и санитария. № 9. 1944. С.19. Исследования, проведенные в период изучения септической ангины, стали основой для создания в биологии нового научного направления - микотоксикологии. Термин, впервые предложенный А.Х. Саркисовым, стал общепринятым в мире.
  7. Гагкаева Т.Ю., Гаврилова О.П., Левитин М.М, Новожилов К.В. Фузариоз зерновых культур. М. 2011. Химическая структура наиболее токсичного компонента образованного грибом Fusarium sportrichiodes, открыта только в 1968 году японскими исследователями назвавшие его Т-2 токсин. - Там же. С.86(18).
  8. Зима В.Ф. Голод в СССР в 1946-1947 годах: происхождение и последствия. - М.: ИРИ РАН, 1996.
  9. Хисамутдинова Р.Р. Голод 1946-1947 годов в новейших исследованиях историков (конец 1980-х - 2000-е годы) // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. 2009, Т.11. № 6. С. 331-336.
  10. Нестеров В.С. О ранней диагностике, этипатогенезе и лечении «септической ангины»/Тезисы докладов 7 научной сессии ВГМИ, Воронеж, 1945. С.22; Он же. Клиника септической ангины / Труды ВГМИ. 1948. Т.15. - 139 с.; Он же. Этиология, патогенез и клиника алиментарно-токсической алейкии// Терапевтический архив, 1951, №1. С. 88- 94.

Views

Abstract - 0

PDF (Russian) - 0

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies