MODERNIZATION OF THE RUSSIAN SYSTEM OF MEDICAL EDUCATION AND HEALTH CARE IN THE CONTEXT OF STRUCTURAL-FUNCTIONAL ANALYSIS

Abstract


Differentiation of Russian society is asymmetric. Role of the state is very high. Asymmetry caused by the dominance of the economy. Necessary to increase the autonomy of social subsystems.

Как и столетие назад, перед современной Россией остро встала проблема модернизации общества. В первую очередь это относится к таким жизненно важным сферам как экономика, образование, социальная сфера и, безусловно, медицина. Состояние медицины, системы здравоохранения и медицинского образования, важнейшие показатели уровня развития общества, и, следовательно, его модернизации. Существует множество концепций, авторы которых пытаются дать общую картину этого социального процесса. Среди них одним из наиболее разработанных и потому претендующих на универсальность является структурно-функциональный подход. Опираясь на работы М. Вебера и К. Маркса, основатель современного структурного функционализма, Т. Парсонс [Парсонс Т. Система современных обществ. М.: Аспект Пресс, 1998] критерием уровня организации общества считал степень дифференциации подсистем общества и их автономность по отношению друг к другу. Чем выше уровень дифференциации, тем выше должна быть адаптивная способность социальной структуры. Усиление дифференциации социальных систем по западному образцу должно стать основным трендом модернизации неевропейских обществ. Данная позиция подверглась критике за европоцентризм. В частности, Р. Бендикс [Bendix R. Kings or people: Power and the mandate to rule. Berkeley: University of California Press, 1980.], ведущий представитель неовеберианской социологии, отрицает универсальность предложенной классическим структурным функционализмом схемы, указывая на решающую роль в модернизации обществ вполне традиционных с точки зрения последователей Т.Парсонса начал. Ряд исследователей, в том числе и в России указывают на то, что возможно несколько типов модернизации. В частности, доктор социологических наук, профессор кафедры общей социологии и социальной работы факультета социальных наук Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского М.В. Масловский[Масловский М.В. Современные теории модерна и модернизации //Социологический журнал. 2008. № 2. С. 39], обращает внимание на ряд преимуществ «неевропейской концептуализации модерна» британского социолога Н. Музелиса. Резюмируя теорию Музелиса, М. Масловский указывает на то, что доминирование одной из подсистем общества не всегда ведёт к возвращению в более примитивное состояние. Более того, по признакам такого доминирования можно создавать классификации социальных систем. Например, Н. Музелис относит Запад к системе с доминированием подсистемы адаптации (подсистема А) (имеется ввиду известный набор AGIL подсистем Парсонса), СССР - G (политическая), а Иран к подсистемам с преобладанием подсистемы L (культурная). Можно согласится с тем, что концепция Н. Музелиса даёт более точную картину современных социумов, чем классические подходы, но и она нуждается в ряде важных для нашей темы уточнений. Доминирующей может оказаться не одна подсистема, как предполагает Н.Музенис, а определённая группа. Важно и то, что одни подсистемы могут в следствие большей внутренней дифференциации быть более адаптивны, чем другие. На адаптивность также может влиять и фактор взаимопроникновения систем. Под его влиянием остальные подсистемы начинают эволюционировать по законам доминирующей подсистемы. В совокупности перечисленные признаки указывают на ассиметричную дифференциацию. В контексте сделанных замечаний можно сказать, что действительно исторически в России подсистемы G (государство) и L (Церковь) оказывали решающее воздействие на все сферы жизни общества. Первая временами многократно усиливала свою адаптивность по сравнению с L и принуждала её действовать в рамках своей логики. Решающее воздействие эти системы оказывали и на систему медицинского образования и здравоохранения в целом. Эти системы следует признать частью L, ибо в их функции входит поддержание культурного образца (образование) и воспроизводство системы (здравоохранения). В этом смысле дифференциацию российского общества можно считать ассиметричной. Автономизация и дифференциация социальной системы наиболее интенсивно проходили в период реформ Петра Великого. В соответствии с изданным в 1735 году «Генеральным регламентом о госпиталях» была создана разветвлённая система госпиталей, автономная по отношению к Церкви. С этого момента можно говорить о более сильной дифференциации в рамках системы L. Дальнейшее усиление процессов дифференциации пришлось на время реформ Александра Второго. В это время была создана система земских медицинских учреждений. В контексте земской реформы часть медицинских учреждений так же усилила свою автономию по отношению к системе G. Таким образом, можно заключить, что в дореволюционный период развитие систем медицинского образования и здравоохранения первоначально происходило в условиях доминирования, пользуясь языком Т. Парсонса, подсистем G и L. В допетровский, поскольку логика нормативной системы Церкви и медицины во многом совпадали, это не могло создавать проблем функционального порядка. Петровские реформы и реформы второй половины 19 века создали условия для эволюции всей социальной системы по западному образцу. Происходят изменения и в самой подсистеме L, в результате которых отдельные её компоненты, в том числе и медицина обретают гораздо большую автономию и адаптивность. Всё это благоприятным образом влияло на развитие медицины в России. Обращаясь к советскому периоду необходимо признать правоту Н. Музениса, выделявшего советское общество в особый класс социальных систем с преобладанием системы G. В условиях преобладания государства во всех сферах жизнедеятельности общества внутренним законам G в значительной степени были подчинены и системы A (эконмическая подсистема) и L. То есть, A решала задачи достижения глобальных политических целей, интеграции (собственность на средства производства в СССР была объявлена общегосударственной), и лишь затем решала свои собственные задачи. Утратили значительную часть автономии и здравоохранение, и образование, включая медицинское. В долгосрочной перспективе подобные тенденции имели негативный характер и привели к понижению общей адаптивной способности советской социальной системы. В свою очередь современное российское общество, пережившее крах СССР, всё ещё отличается недостаточной дифференциацией основных подсистем общества (из списка AGIL Парсонса). Роль системы G (государства) по-прежнему высока. Внутри самой G дифференциация не отвечает современным требованиям. В частности, не наделены должной субъектностью органы местного самоуправления на местах. По-прежнему часто именно государственные институты, а не само научное сообщество, в том числе и в области медицины, определяют образовательную политику на местах. Однако, самый главный «перекос», делающий системную дифференциацию российского общества ассиметричной, это доминирование во всех компонентах AGIL Парсонса подсистемы А. В современной ситуации целью А, в отличие от предыдущей эпохи, стала максимизация прибыли, как это и свойственно экономической системе рыночного типа. Результатом такой асимметрии стало подчинение и системы медицинского образования и системы здравоохранения не академической логике и задачам сохранения здоровья граждан, а законом системы А. Близкой аналогией этому процессу могут быть реформы в английской системе образования в эпоху М. Тэтчер, которые так же преследовали цель «повысить эффективность» системы образования с экономической точки зрения. Российский вариант выглядит даже более радикальным, ибо один из министров образования провозгласил «воспитание грамотного потребителя» одной из важнейших задач своего ведомства. В целом, с точки зрения классического структурно-функционального подхода, двадцатилетние, прошедшее с момента распада СССР, в структурном плане хотя и привело к некоторому усилению внутренней дифференциации социальной системы, но эта дифференциация имеет ассиметричный характер. Успешная модернизация нашего общества без усиления автономии его подсистем и внутренней их дифференциации будет сильно замедлена. Необходима дальнейшая либерализация системы, не допускающая асимметрии в пользу других подсистем.

V V Inyutin

Voronezh State Medical Academy

Email: inutin@invbox.ru

  1. Масловский М.В. Современные теории модерна и модернизации //Социологический журнал. 2008. № 2.
  2. Парсонс Т. Система современных обществ. М.: Аспект Пресс, 1998/
  3. Bendix R. Kings or people: Power and the mandate to rule. Berkeley: University of California Press, 1980

Views

Abstract - 0

PDF (Russian) - 1

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies