TO THE QUESTION OF THE METHODOLOGY OF THE DEFINITION OF "HEALTH"

Abstract


The article reveals the essence of the problem of the definition of "disease", analyzes the shortcomings of the existing approaches for its solution, and offers the best option.

Здоровье - центральное понятие медицинской науки и практики. Его достижение, сохранение, укрепление и возможно долгое продление - главная задача профессиональной деятельности медицинских работников. Вместе с тем, несмотря на тысячелетнюю историю использования этого понятия, его определение до сих пор остается проблемой. Более того, по мере развития общества, расширения возможностей и границ медицинской деятельности, возрастания ее роли и обретения новых функций, повышения ценности индивидуального и общественного здоровья, превращения здорового образа жизни в личную и социальную стратегию существования актуальность ее возрастает. Этому способствует также целый ряд новых факторов. Во-первых, процесс глобальной смены научного знания, рождение транснауки, в основе которой лежит сетевая координация эписенсорного эмпирического базиса и научной метафизики, что, по мнению ряда ученых, позволит медицине обрести свой фундаментальный статус, по-новому осмыслить свои основополагающие понятия «здоровье», «болезнь», «норма», «патология». Во-вторых, становление нового типа науки - технонауки, для которой характерно получение знания, которое может быть воплощено в пользующуюся спросом технологию. В ее основе лежит концепция конвергирующих технологий, как синергийной комбинации нанонауки и нанотехнологии, биотехнологии и биомедицины, информационных технологий и когнитивных наук. Становление супер-нано-технонауки открывает принципиально новые возможности направленного влияния на эволюцию человека. В-третьих, резкий всплеск активности сторонников трансгуманизма, увидевших в ней реальное средство улучшения человека, человеческой функциональности, усиления человеческих способностей, модификации человеческой телесности и интеллекта. В-четвертых, рост популярности идей представителей постмодернизма о плюральности телесной идентичности человека, обусловленной многообразием социальных практик. В-пятых, начавшийся в развитых странах переход к информационной цивилизации, коренным образом меняющей формы жизнедеятельности человека, предъявляющей новые требования к его свойствам и качествам, к критериям их оценки. Между тем, в современной общемедицинской теории не существует единого понимания природы и сущности здоровья человека, не выработано единого понятия, которое позволило бы эффективно оценивать здоровье в однозначно истолковываемых и строгих количественно-качественных показателях [1]. В проблемном поле диапазон этих определений простирается от понимания здоровья как «отсутствия болезней» до известного определения ВОЗ как «состояния полного физического, психического и социального благополучия», а не только отсутствия болезней и дефектов» [2]. Одной из причин подобного положения дел является многомерность и многокритериальность феномена здоровья человека, обусловленная многомерной природой человека как космо-био-психо-социокультурного существа. Сущность последней осмысливается в философских концепциях человека. Именно они являются основанием для построения теоретической модели здоровья. Поскольку единой философской концепции человека не существует, постольку различные философско-мировоззренческие и методологические принципы, положенные в основание этих теорий, предопределяют существенные различия в трактовке феномена здоровья человека. Биоантропология, психоантропология, социальная, культурная антропологии с необходимостью приходят к односторонним концепциям человека, абсолютизируя роль одной из сторон его многомерной природы. Соответственно появляются односторонние биологизаторские социологизаторские, психологизаторские и другие определения здоровья как меры полноты и благополучия жизни человека, такого потенциала, который позволяет ему устойчиво на протяжении онтогенеза воспроизводить всю полноту своих функций в условиях непрерывно меняющейся природной и социальной среды без ущерба для жизни. Другой причиной многообразия определений здоровья является исторически меняющиеся его образы и критерии. Естественно, что исторически первые представления о здоровье и его критериях возникли в процессе непосредственного взаимодействия врачей с биологической составляющей человека, наиболее доступной для познания. Отсюда вполне объяснимо стремление медиков представить здоровье как некое субстанциональное явление, как некую онтологическую характеристику живых существ, включая человека. При этом здоровье рассматривалось как равновесие, гармония элементов, частей субстанции, а болезнь - как состояние дисгармонии. При этом причины этих типов взаимодействия могли быть либо естественными, либо сверхъестественными. Но какова бы не была их природа, они реализовывались непосредственно через взаимодействие и проявление компонентов материального субстрата жизни. Кризис классических установок и ценностей заставляет философию критически осмысливать новые, еще не устоявшиеся подходы к пониманию человека, выявлять наиболее важные аспекты его существования. Так возникновение в XIX веке общественной медицины положило начало разрушению сугубо биологического подхода к объяснению человеческой жизнедеятельности. Процесс ассимиляции социологических знаний с медициной привел к появлению понимания человека как биосоциального существа. Соответственно сформировалось новое представление о здоровье, сделав его показателем не только физического благополучия, но и полноты социальных функций. В Новое время представление о здоровье приобретает свойство антропологического норматива, наиболее полного приближения к человеческой сущности. Здоровье определяется как состояние оптимальной жизнедеятельности, обеспечивающее полноту реализации его сущностных сил. В настоящее время все более осознается потребность создания интегральной концепции здоровья, представляющей собой диалектический синтез научных, естественных и философско-гуманитарных знаний о закономерностях формирования, сохранения, укрепления и воспроизводства здорового человека. Но перед медициной и философией вновь и вновь возникает вопрос, что должно стать исходной клеточкой этого синтеза. Очевидно, что здоровье возможно при условии полноты всех необходимых оснований жизни человека (биологических, социальных, психологических и др.). В их взаимодействии возникает новое системное, холистическое свойство, несводимое к характеристикам его отдельных оснований. Механизм его формирования изучен недостаточно. Открытым остается вопрос, всегда ли социальное основание является интегрирующим фактором или на разных этапах истории индивидуального развития эту функцию могут выполнять другие основания? Без ответа эти вопросы создать универсальное определение здоровья невозможно. В настоящее время наибольшие перспективы в решении обсуждаемой проблемы, на наш взгляд, связаны с развивающимся социокультурным подходом к истолкованию понятия здоровья. Согласно этому подходу, культура как универсальная форма реализации исторически сложившихся способов жизнедеятельности человечества, определяет требования к человеческому здоровью как естественной предпосылке их реализации, определяет его место в иерархии индивидуальных и социальных ценностей. Здоровье - это не только и не столько индивидуальное качество, обусловленное естественно-природными задатками, способностями, сколько полнота человеческих возможностей, соответствующая ресурсам исторически конкретной культуры, необходимости ее воспроизводства и поддержания устойчивости [3]. Отсюда очевидно, что исторически меняющиеся формы культуры предъявляют неодинаковые требования к различным его подсистемам. Соответственно формируется образ здоровья, в основе которого лежит базовая подструктура, несущая наибольшую при данных социокультурных условиях функциональную нагрузку. Но интегрирующим фактором на всем историческом развитии является социальная подструктура. Социальность не является чем-то внешним по отношению к индивиду, она - часть его внутреннего естественного устройства. Открытие механизма эмпатии проливает свет на загадку социальной природы человека, объясняет, каким образом социальность заложена внутри естественного устройства каждого из нас. Потенциальность социального заложена в естественной организации мозга в связи с наличием зеркальных нейронов [4]. Культура - естественная среда жизнедеятельности человека, она сформировала механизмы социальной адаптации, через них человек опосредует свою адаптацию к естественным, природным факторам. Культура как вторая природа определяет требования к человеческому здоровью. Здоровье с этих позиций - это антропологический образ исторически конкретной культуры, т.е. образ человека, воплощающий в себе всю полноту человеческих возможностей на определенном этапе развития человека. Здоровье - это культурная норма, которая, по мнению М. Фуко, задается обществом, и, исходя из которой, обосновываются и узакониваются действия на поддержание ее хотя бы среднего уровня. Но всякое нормативное знание о человеке исторично. Историко-культурный аспект в представлении о норме и здоровье чрезвычайно важен, так как человек судит о своей нормальности, сравнивая себя с окружением и ориентируясь на социокультурный контекст. Вместе с тем стремление медицины к определению здоровья как среднестатистической системы показателей меры благополучия организма, приходит в противоречие с тем, что у каждого человека своя личностно-индивидуальная норма здоровья. К тому же здоровье есть процесс, в котором мера полноты жизни варьирует на протяжении всего жизненного цикла человека. Признавая большие возможности социокультурного подхода к определению понятия «здоровье», не следует его абсолютизировать и делать единственно возможным. Это доказал постмодернистский дискурс, который показал, что манипуляция, игры с телесной идентичностью порождают дезадаптивные и деструктивные практики. Это особенно важно в связи с идеями трансгуманистов создать нового человека. При помощи новых технологий, нано-био-инфо-когнитивных, робототехники они планируют увеличить продолжительность жизни, качественно улучшить здоровье и традиционные человеческие способности, добавить качественно новые. Внедрение в наш организм нано- и молекулярных роботов позволит контролировать наше здоровье, заниматься биомониторингом, физиологической регуляцией, медицинским контролем и лечением. Физиология получит свой спектр поддержки и развития организма, ориентированные на стимулирование физических возможностей, совершенствование органов восприятия, наилучшего режима функционирования внутренних органов, мозга, мышц. Станет возможным восполнение и восстановление утраченных или ограниченных по отношению к норме способностей, компенсация и протезирование функций зрения, слуха, сердца, конечностей, реабилитация пострадавших участков мозга, восстановление провалов памяти. Быстро разворачивающиеся нанотехнологии уже сегодня ориентируются на создание устройств молекулярного или атомного размера, способных следить в организме человека за функционированием клеток и корректировать их в случае отклонения от заданного оптимума. В результате чего человек не будет болеть и сможет обрести бессмертие. До невероятных размеров увеличится объем накопленной человечеством информации, которая станет доступной для интеллекта. Все эти новые условия социального бытия человека неизбежно предъявят ему определенные качественные требования, новые критерии соответствия их требованиям социума, а следовательно, и новое понимание здоровья. И здесь возникает вопрос: а будет ли это состояние человеческим здоровьем, не станет ли оно его иным? По мнению многих ученых последнее сомнение не лишено оснований. Так, по мнению В. Зарайского, грядущие технологии будут способны не только преобразить нормальное течение человеческих поколений, но и лишить его образа и подобия Божьего». Ж. Бодрийяр рисует мрачную перспективу происходящей трансформации антропологической идентичности, когда тело станет забываться как источник глубочайших и интимнейших переживаний человека. Вызывает сомнение необходимость бессмертия человека, ибо только смерть определяет границы человеческого существования, придает ей ценность и смысл, предполагает высший уровень ответственности за реализацию этого дара. Не менее сомнительны и даже опасны идеи трансгуманизма, ориентированные на создание сверхлюдей, которые создадут «хорошее общество». Все вышеизложенное убедительно свидетельствует о необходимости поиска принципиально новых синтетических подходов к решению проблемы определения понятия «здоровье».

B P Buravkov

Voronezh State Medical Academy

Email: b.buravkov@vsmaburdenko.ru

L V Gulova

Voronezh State Medical Academy

  1. Философия медицины / Под ред. акад. РАМН Ю.Л. Шевченко. - М., 2004. С. 418 - 419.
  2. Моисеев В.И. Философия биологии и медицины. - М.: Принттерри, 2007. С. 126.
  3. Рыбин В.А. Социокультурное истолкование понятия «здоровье» как предпосылка новой парадигмы философии медицины // Философские проблемы биологии и медицины. Вып. 2: Сборник. - М.: Принтерри, 2008. С. 12.
  4. Гаспаров И.Г. Механизм эмпатии и социальная природа человека // Философские проблемы биологии и медицины. Сборник статей научной конфер. Вып. 6. - Воронеж: ВГМА, 2010. С. 21.

Views

Abstract - 1

PDF (Russian) - 0

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies