SEROUS MENINGITIS CLINICAL INFECTIOUS DISEASES

Abstract


In the article regional features of the Western Nile fever in the Voronezh region at the present stage during 2011-2013 were analyzed. As a result of the conducted research it is revealed that the clinical picture of the Western Nile fever in the Voronezh region is similar to acute respiratory viral infections or serous meningitis of other etiology and is presented by two forms: flu-like, which considerably prevails, and meningeal one.

Актуальность. Инфекционные заболевания нервной системы представляют собой особую область клинической медицины, находящуюся на стыке интересов инфекционистов, невропатологов и педиатров. В структуре общей патологии нервной системы удельный вес инфекции составляет около 40%. До сих пор менингиты различной этиологии являются наиболее частыми клиническими формами нейроинфекционных заболеваний. Известно, что на долю серозных менингитов приходится более 60% всех инфекционных заболеваний центральной нервной системы. Около половины из них энтеровирусной и герпетической этиологии. Многообразие форм, острота, тяжесть течения менингитов, вероятность неблагоприятного исхода представляют сложную задачу для практического врача в плане диагностики и неотложной терапии. В период с июня по начало сентября 2010 года в Воронеже и Воронежской области впервые выявлены случаи лихорадки Западного Нила. Вирус лихорадки Западного Нила является распространенным представителем флавивирусов и встречается преимущественно в Африке, Южной Европе и Азии. В США, согласно официальной статистике ежегодно болеет около 700-800 человек, причем тяжелые, нейроинвазивные формы преобладают в клинической картине заболевания и составляют приблизительно 60-70% от всех заболевших [6,7]. Это обусловлено тем, что штамм вируса, вызывающего заболевание в северной Америке принадлежит к генотипу 1, пришедшему из Израиля после вспышки в 1998 году, который клинически проявляется частым поражением нервной системы [2,4,5]. В последние годы спорадические случаи и вспышки лихорадки Западного Нила стали все чаще отмечаться в регионах умеренного климатического пояса: Волгоградской, Астраханской, Ростовской областях. В настоящее время в Волгограде вспышки обусловлены клоном штамма генотипа 2. Данный генотип также идентифицирован в Воронежской и Астраханской областях [4]. Клиническая диагностика лихорадки Западного Нила крайне затруднительна в связи с отсутствием характерных проявлений. В научной литературе имеются единичные публикации об особенностях клинических проявлений лихорадки Западного Нила в различных географических зонах [1,5,9,10]. Цель работы - изучение региональных особенностей лихорадки Западного Нила в Воронежской области на современном этапе. Задачи исследования: оценить особенности эпидемиологии, клинических проявлений и информативность лабораторных показателей при лихорадке Западного Нила в Воронежской области. Материал и методы исследования. За период 2011-2013 гг. в диагностическом отделении БУЗ ВОКИБ г. Воронежа на лечении находились 121 больной лихорадкой западного Нила. Всем наблюдаемым пациентам проводились следующие лабораторно-инструментальные исследования: общий и биохимический анализ крови (билирубин общий, холестерин, щелочная фосфатаза, амилаза, АЛТ, СРБ, сиаловые кислоты), общий анализ мочи, УЗИ органов брюшной полости, по показаниям проводилось исследования ликвора. Специфическая верификация лихорадки Западного Нила осуществлялась в остром периоде заболевания серологическим методом ИФА, посредством индикации в крови специфических IgM к соответствующим антигенам (тест-система производства ЗАО «Вектор-Бест»). Полученные результаты и их обсуждение. При анализе эпидемиологических и клинико-лабораторных данных пациентов с лихорадкой Западного Нила получены следующие результаты. За период наблюдения выявлен 121 больной лихорадкой Западного Нила. Структура заболеваемости лихорадкой Западного Нила по годам: 2010 год - 27 пациентов, в 2011 году - 50, 2012 году - 38, в 2013 году- 6 больных. Районы Воронежской области, где выявлялось это заболевание, характеризуются тем, что на их территории располагается бассейн реки Дон. Все больные по полу распределились следующим образом: 60,5% мужчин и 39,5% женщин; средний возраст пациентов составил 35,2±9,2 лет. Пациенты поступали в среднем на 4,1±2,5 день. Количество койко-дней составило в среднем 11,3±4,5 дней. Иммуноглобулины класса М в сыворотке крови определяли у больных на 1-2 неделе заболевания. Из эпидемиологического анамнеза выяснено, что во всех случаях заболевания у пациентов имеются указания на многочисленные укусы комаров во время купания в реке Дон или его притоков. В зависимости от клинической симптоматики и лабораторных данных у больных были выделены 2 формы заболевания: гриппоподобная (75,8% пациентов) и менингеальная (24,2%), что соответствует и литературным данным [1,2]. Однако, в отличие от результатов других исследователей, в Воронежской области за все время наблюдений, больных с менингоэнцефалитической формой выявлено не было. Можно отметить, что процент больных с менингеальной формой в Воронежской области был заметно выше, чем в Волгоградской области, где выявляется у больных тот же генотип вируса Западного Нила. По годам процент выявления больных с гриппоподобной формой заболевания распределился следующим образом: в 2010 году - 54,5% случаев, в 2011 году - 71,1%, в 2012 - 100%, в 2013 году - из 2 пациентов, у всех выявлена менингеальная форма заболевания. Клиническая картина при всех формах заболевания начиналась остро, с повышения температуры до 38-40°С (длительность лихорадки составила в среднем 9±4,1дней), появления озноба, интоксикационного синдрома в виде слабости, головной боли, миалгий. Больных в 91,6% поступали в среднетяжелом состоянии, остальные в тяжелом, что характеризовалось более выраженной клинической симптоматикой. Катаральные явления в начальной стадии наблюдались у 63,9% больных (из них тонзиллит выявлен у 49,8% больных, фарингит - 35,6%, ринит - 31,2%, конъюнктивит и склерит по 4,5%). В основном катаральный синдром сохранялся до 12-14 дня от начала заболевания. Гепатомегалия отмечена у 63,2% пациентов, полилимфоаденопатия - в 27,6%, розеолезная сыпь - в 13,4% случаев, спленомегалия у 18,2%, желтуха - у 13,8%, диарея - у 8,6% пациентов. У больных с поражением центральной нервной системы среди жалоб в начале заболевания в 100% случаев отмечалась интенсивная головная боль диффузного характера, сопровождающаяся тошнотой, а у половины из них - рвотой, у 27,4% пациентов отмечалось головокружение. Менингеальные знаки (ригидность затылочных мышц, симптом Кернига, Брудзинского) были положительны в 100% случаев среди этой группы больных. Нарушение сознания в виде заторможенности наблюдалось в 9% случаев. Парезов, очаговых симптомов, нарушения дыхательной и гемодинамической деятельности не было. У пациентов с менингеальными проявлениями отмечалась более выраженная интоксикация и гипертермия с первых дней заболевания, симптомы поражения ЦНС нарастали с 3-4 дня от начала заболевания. При этом катаральные явления встречались одинаково часто при обеих формах, сыпь наблюдалась в 3 раза чаще у больных с гриппоподобной формой лихорадки Западного Нила, диарея - только у больных с этой формой заболевания, гепатомегалия и повышение АЛТ в равной степени в обеих формах лихорадки Западного Нила. Такое сочетание клинических симптомов практически не отличается от описанных в литературе [1,4,9]. При анализе показателей периферической крови у больных с гриппоподобной формой лихорадки Западного Нила в 50% случаев наблюдалось увеличение СОЭ (до 22 мм/час), в 23% случаев выявлена гипохромная анемия, тромбоцитопения в 4,5% случаев, лейкопения у 9% больных. Ликвор при люмбальной пункции вытекал под повышенным давлением, был прозрачным или слегка опалесцирующим. При микроскопии определялся лимфоцитарный цитоз (от 5 до 484 клеток в 1 мкл), лимфоциты составляли от 70% до 94%. В периферической крови при менингеальной форме в 6% случаев отмечался лейкоцитоз, в 6% - лейкопения, увеличение СОЭ - у 31% больного. Гипербилирубинемия - в 13,5% случаев, увеличение уровня креатинина и глюкозы у 6% пациентов. Выводы. 1. Клиническая картина лихорадки западного Нила в Воронежской области представлена двумя формами: гриппоподобная (по типу ОРВИ), которая значительно преобладает, и менингеальная (серозный менингит), при отсутствии менингоэнцефалитической формы. 2. Клиническая картина лихорадки западного Нила сходна с ОРВИ или серозным менингитом другой этиологии, в связи с чем в постановке диагноза лихорадки Западного Нила решающую роль играют эпидемиологические данные и лабораторная диагностика с помощью ИФА.

J G Pritulina

Voronezh N.N.Burdenko State Medical Academy

Email: inf-vgma@rambler.ru

G G Salomahin

Voronezh N.N.Burdenko State Medical Academy

S M Pegusov

Voronezh N.N.Burdenko State Medical Academy

V V Shentsova

Voronezh N.N.Burdenko State Medical Academy

  1. Венгеров Ю.Я. Лихорадка западного Нила / Ю.Я. Венгеров, А.Е. Платонов // Лечащий Врач. - 2000. - № 10. - С. 56-60.
  2. Лобзин Ю.В. Лихорадка Западного Нила / Ю.В. Лобзин // Руководство по тропическим болезням / под ред. Ю.В. Лобзина, А.К. Казанцева. - Санкт-Петербург : Комета, 1996. - С. 380-392.
  3. Львов Д.К. Лихорадка Западного Нила / Д.К. Львов // Вопросы Вирусологии. - 2000. - № 2. - С. 24-34.
  4. Случаи лихорадки Западного Нила в Новосибирской области в 2004 г. и генотипирование вируса, вызвавшего заболевание / В.А. Терновой [и др.] // Вестник Российской АМН. - 2007. - № 1. - С. 21-26.
  5. Эпидемическая ситуация по лихорадке Западного Нила в России в 2010 г. / Г.Г. Онищенко [и др.] // Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. - 2011. - N 3. - С. 115-120.
  6. Epidemiology of West Nile in Europe and in the Mediterranean Basin / P. Calistri [et al.] // Open Virol J. - 2010. - Vol. 4. - P. 29-37.
  7. Gray T.J. A review of the epidemiological and clinical aspects of West Nile virus / T.J. Gray, C.E. Webb // Int. J. Gen. Med. - 2014. - Vol. 7. - P. 193-203.
  8. Martín-Acebes M.A. West Nile virus: A re-emerging pathogen revisited / M.A. Martín-Acebes, J.-C. Saiz // World J. Virol. - 2012. - Vol. 1, N 2. - P. 51-70.
  9. Ozdenerol E. Exploring the Spatio-Temporal Dynamics of Reservoir Hosts, Vectors, and Human Hosts of West Nile Virus: A Review of the Recent Literature / E. Ozdenerol, G.N. Taff, C. Akkus // Int. J. Environ Res. Public Health. - 2013. - Vol. 10, N 11. - P. 5399-5432.
  10. The Incidence of West Nile Disease in Russia in Relation to Climatic and Environmental Factors / A.E. Platonov [et al.] // Int. J. Environ Res. Public Health. - 2014. - Vol. 11, N 2. - P. 1211-1232.

Views

Abstract - 0

PDF (Russian) - 0

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies