CLINICAL PECULIARITIES OF OUTDOOR ENDOMETRIOSIS OF THE OUTCOME OF THE ASSESSMENT OF REPRODUCTIVE HEALTH

Abstract


Treatment of patients with external genital endometriosis causes great difficulties, since the therapy consists not only in the surgical removal of endometriotic heterotopias and hormonal suppression of clinically active endometriosis, but also in the relief of such complications as chronic pelvic pain (XBT), algodismenorea, dyspareunia, infertility treatment, in the field of small pelvis and neuropsychiatric disorders (Adamyan LV et al., 2006; Malmenstrom M. et al., 2006; Friggi Sebe Petreluzzi K. et al., 2012; Kim SH et al., 2013).

Актуальность. Как свидетельствуют исследования (Адамян Л.В. и соавт., 2011; Шестакова И.Г. и соавт., 2014), в последние годы отмечается неуклонный рост заболеваемости эндометриозом (Э). Пациентки с Э составляют 20-50% от общего числа больных с гинекологическими заболеваниями (Адамян Л.В. и соавт., 2006; Daraf T. et al., 2014). У женщин репродуктивного возраста частота Э колеблется от 17 до 80% (Линде В.А. и соавт., 2008; Dunselman G.A. et al., 2014). Согласно современным взглядам (Johnson N. et al., 2013), наружный генитальный эндометриоз (НГЭ) является системным заболеванием, при котором развиваются полиорганные нарушения и синдром взаимного отягощения. В связи с этим, очевидно, что на современном этапе остаются не до конца изученными вопросы не только этиологии и патогенеза, но и выбора тактики лечения пациенток с НГЭ, направленного не только на повышение эффективности лечения, но и на снижение частоты рецидивов (Кулаков В.И. и соавт., 2009; Леваков С.А., 2013; Павлов Р.В. и соавт., 2011; Guo S., 2009; Kitawaki J., 2010; Moini A. et al., 2014; Ouchi N. et al., 2014; Yuan M. et al., 2014). Исследования по применению комплексной терапии в послеоперационном периоде у пациенток с НГЭ немногочисленны, поэтому вопросы изучения ее эффективности требуют дальнейшего изучения. Вышесказанное явилось основанием для исследования клинической эффективности комплексного лечения НГЭ у пациенток после хирургического лечения с применением диеногеста, анксиолитиков, магнито- и бальнеотерапии. Цель исследования - улучшить состояние репродуктивного здоровья и КЖ у женщин возрастной группы 20-25 лет с НГЭ после хирургического этапа лечения Материалы и методы исследования. В исследование были включены 170 пациенток в возрасте от 20 до 25 лет (средний возраст 23,1±1,1 года) с НГЭ, находившихся на обследовании и оперативном лечении в гинекологических отделениях БУЗ Воронежской области «Воронежская городская клиническая больница скорой медицинской помощи №1» с 2008 по 2013 гг. 1 группу составили 57 пациенток (33,5 % от общего числа больных), средний возраст - 22,3±0,8 года, с НГЭ I-IV степени распространения, которые в послеоперационном периоде получали монотерапию препаратом диеногест («Визанна», Байер Веймар ГмбХ и Ко. КГ, Германия) в течение 24 недель. 2 группу составили 60 пациенток (35,3 % от общего числа больных), средний возраст - 21,7±0,9 года, с НГЭ I-IV степени распространения, которые в послеоперационном периоде получали комплексную терапию, включавшую прием препарата диеногест («Визанна», Байер Веймар ГмбХ и Ко. КГ, Германия) в течение 24 недель, прием анксиолитика (небензодиазепиновый транквилизатор) «Афобазол» (ОАО «ФармстандартЛексредства», г. Курск, Россия) в дозе по 10 мг 3 раза в сутки на протяжении 24 недель (4 недели прием препарата, 2 недели перерыв), локальную магнитотерапию на зону малого таза (аппарат для низкочастотной магнитотерапии АМТ-02 «Магнитер»), а также курсовое (1 курс в 6 месяцев) лечение йодобромными ваннами (на курс 15 процедур). 3 группу составили 53 пациентки (31,2 % от общего числа больных), средний возраст - 23,5±1,2 года, с НГЭ I-IV степени распространения, отказавшиеся по различным причинам от адьювантной и комплексной терапии в послеоперационном периоде. Полученные результаты и их обсуждение. В соответствии с поставленными задачами для изучения распространенности НГЭ проведено ретроспективное и проспективное изучение медицинских карт стационарных больных, госпитализированных в гинекологические отделения №1 и №2 БУЗ ВО «Воронежская городская клиническая больница скорой медицинской помощи №1» за период с 2009 по 2013 гг. Согласно полученным данным, НГЭ в 2009 г. был диагностирован у 9,3% женщин, прооперированных по поводу гинекологических заболеваний. В период с 2009 по 2013 гг. отмечена тенденция к росту частоты данной патологии: в 2013 г. НГЭ был выявлен уже у 21,4% пациенток. Рис. 1. Удельный вес пациенток с аденомиозом и НГЭ в период с 2009 по 2013 г Среди женщин, госпитализированных в гинекологические отделения за период с 2009 по 2013 гг. на оперативное лечение (35 731 пациентка) Э диагностирован у 536 (1,5%), из них 65 пациенток с аденомиозом (12,1%), 471 женщина с НГЭ (87,9%) (рис.1). За период с 2009 по 2013 гг. удельный вес женщин, прооперированных по поводу НГЭ, увеличился более чем в 2 раза. Абсолютное большинство (83,4%) пациенток относилось к репродуктивному возрасту, где 71,3 % составляли женщины в возрасте от 20 до 25 лет. В процессе наблюдения и лечения в послеоперационном периоде во всех группах пациенток с НГЭ зарегистрировано статистически достоверное уменьшения количества женщин, предъявлявших жалобы на альгоменорею, однако в 1 и 2 группах через 12 мес. лечения удельный вес таких пациенток был достоверно меньше по сравнению с 3 группой: 21,1% в 1 группе, 25,0% во 2 группе и 64,2% в 3 группе. Аналогичная динамика отмечена в отношении жалоб на несвязанные с менструацией ноющие боли внизу живота (17,1% в 1 группе, 8,3% во 2 группе и 41,5% в 3 группе), полименореи (12,3% в 1 группе, 8,3% во 2 группе и 24,5% в 3 группе), скудные кровянистые выделения из половых путей (в 1 и 2 группа эти симптомы исчезли, а в 3 группе сохранялись у 11,3% пациенток). Рис. 2. Динамика интенсивности выраженности болевого синдрома по шкале ВАШ Динамика выраженности болевого синдрома (рис. 2) свидетельствует о значительной эффективности лечения во всех группах наблюдения и лечения: через 6 и 12 мес. лечения болевой синдром уменьшился в 1 группе с 8,3±0,6 до 2,3±0,1 и 2,2±0,2 балла соответственно (р<0,05), во 2 группе - с 7,7±1,1 до 2,2±0,4 и 1,3±0,6 балла соответственно (р<0,05),в 3 группе - с 8,6±0,5 до 4,3±0,7 и 4,1±0,3 балла соответственно (р<0,05). Однако, в 3 группе выраженность болевого синдрома уменьшилась в меньшей степени (до 4,1±0,3 балла) по сравнению с 1 и 2 группами (2,2±0,2 и 1,3±0,6 балла соответственно). Кроме того, во 2 группе отмечено статистически недостоверное уменьшение интенсивности боли и через 12 мес. лечения по сравнению с 1 и 3 группами (до 1,3±0,6 балла, р>0,05). Проведение гормономодулирующей и, в особенности, комплексной терапии достоверно снижало степень выраженности дисменореи по сравнению с группой пациенток с монохирургическим лечением: через 12 мес. лечения и наблюдения I степень была установлена у 78,9% пациенток в 1 группе и у 100,0% во 2 группе (р1-2<0,05), при этом в 1 группе у 21,1% пациенток сохранялась умеренная симптоматика дисменореи несмотря на проведенное лечение диеногестом. В 3 группе наблюдения через 12 мес. сохранялся достаточно высокий удельный вес пациенток со II степенью дисменореи (56,6%), в 7,5% случаев была диагностирована III степень дисменореи. В исследуемых группах пациенток с НГЭ был довольно высок удельный вес развития тревожности: у 42,9% (73 пациентки) страдали проявлениями реактивной тревожности и 35,3% (60 пациенток) - личностной тревожности. Полученные нами данные свидетельствуют о статистически достоверном уменьшении в процессе комплексного лечения количества случаев реактивной и личностной тревожности во 2 группе пациенток: число женщин с признаками реактивной тревожности уменьшилось на 31,7%, а количество пациенток с симптоматикой личностной тревожности сократилось на 30,0%. Ни в 1, ни в 3 группах подобная динамика не отмечена. Очевидно, что из-за болевого синдрома и других проявлений НГЭ тревожность достигает патологической степени, становится чертой личности, и все это протекает на фоне достаточно выраженного депрессивного компонента. Исходное тестирование исследуемых групп по шкале Бека выявило относительно высокий удельный вес пациенток с легкой депрессией - 51,8% (88 женщин). Как показывают полученные данные (рис. 3), во 2 группе пациенток с НГЭ, получавших комплексное лечение, статистически достоверно по сравнению с 1 и 3 группами увеличилось количество женщин без признаков депрессии (на 36,6% через 6 мес. лечения и на 45,0% через 12 мес. лечения), через 6 и 12 мес. не зарегистрированы случаи умеренной и выраженной депрессии, на 16,7% через 6 мес. лечения и на 41,7% через 12 мес. лечения уменьшилось количество случаев легкой депрессии. Рис. 3. Динамика проявления депрессивных нарушений по шкале Бека Развитие психоэмоциональных нарушений неизбежно приводит к снижению качества жизни (КЖ). Результаты изучения КЖ у пациенток с НГЭ свидетельствуют о значительном снижении данного показателя по всем важнейшим параметрам (рис. 4, рис. 5). Наибольшие различия между группой пациенток с НГЭ и группой контроля касались следующих параметров: «Физическое функционирование» (PF) (57,5±2,9 и 87,3±1,5, соответственно, р<0,05); «Ролевое (физическое) функционирование» (RP) (55,1±2,2 и 84,3±2,1, соответственно, р<0,05); «Боль» (BP) (57,2±2,3 и 5,1±1,3, соответственно, р<0,05); «Общее здоровье» (GH) (41,7±1,4 и 67,2±1,4, соответственно, р<0,05); «Жизнеспособность» (VT) (41,5±2,6 и 75,8±1,6, соответственно, р<0,05); «Социальное функционирование» (SF) (44,6±2,1 и 83,4±1,1, соответственно, р<0,05); «Эмоциональное функционирование» (RE) (65,4±1,3 и 93,3±2,5, соответственно, р<0,05); «Психологическое здоровье» (MH) (52,3±1,5 и 87,8±1,9, соответственно, р<0,05). Рис. 4. Показатели КЖ пациенток исследуемых групп перед операцией Рис. 5. Показатели КЖ пациенток исследуемых групп через 12 мес. наблюдения и лечения Как показали проведенное нами исследование КЖ, у пациенток с НГЭ, во 2 группе отмечено статистически достоверное улучшение по всем параметрам опросника SF-36 через 6 и 12 мес. комплексного лечения: физическое функционирование с 57,8±1,7 балла (до операции) до 79,3±0,9 балла через 6 мес. (р<0,05) и до 84,1±1,5 балла через 12 мес. (р<0,05); ролевое (физическое) функционирование с 54,9±2,4 балла (до операции) до 77,7±1,5 балла через 6 мес. (р<0,05) и до 81,4±0,7 балла через 12 мес. (р<0,05); боль с 56,9±3,6 балла (до операции) до 20,2±1,1 балла через 6 мес. (р<0,05) и до 12,2±1,6 балла через 12 мес. (р<0,05); общее здоровье с 42,8±2,3 балла (до операции) до 57,1±1,9 балла через 6 мес. (р<0,05) и до61,4±1,6 балла через 12 мес. (р<0,05); жизнеспособность с 42,0±2,1 балла (до операции) до 59,8±1,1 балла через 6 мес. (р<0,05) и до 69,9±0,9 балла через 12 мес. (р<0,05); социальное функционирование с 44,7±2,3 балла (до операции) до 68,8±1,9 балла через 6 мес. (р<0,05) и до 78,5±2,0 балла через 12 мес. (р<0,05); эмоциональное функционирование с 65,1±1,6 балла (до операции) до 79,5±1,3 балла через 6 мес. (р<0,05) и до 86,4±1,9 балла через 12 мес. (р<0,05); психологическое здоровье с 53,2±1,4 балла (до операции) до 85,8±1,8 балла через 6 мес. (р<0,05) и до 86,5±1,2 балла через 12 мес. (р<0,05). В 1 группе пациенток, получавших в послеоперационном периоде монотерапию диеногестом, положительная динамика по показателям КЖ отмечена не по всем параметрам: физическое функционирование с 56,7±2,3 балла (до операции) до 72,4±1,1 балла через 6 мес. (р<0,05) и до 73,7±1,6 балла через 12 мес. (р<0,05); ролевое (физическое) функционирование с 55,3±2,7 балла (до операции) до 76,1±1,4 балла через 6 мес. (р<0,05) и до 78,3±1,7 балла через 12 мес. (р<0,05); боль с 57,3±2,1 балла (до операции) до 33,5±1,5 балла через 6 мес. (р<0,05) и до 31,1±1,4 балла через 12 мес. (р<0,05); общее здоровье с 40,4±2,4 балла (до операции) до 54,4±1,7 балла через 6 мес. (р<0,05) и до 53,9±2,2 балла через 12 мес. (р<0,05); социальное функционирование с 44,4±1,6 балла (до операции) до 56,1±2,2 балла через 6 мес. (р<0,05) и до 58,5±1,8 балла через 12 мес. (р<0,05); психологическое здоровье с 52,4±1,9 балла (до операции) до 70,3±2,1 балла через 6 мес. (р<0,05) и до 69,2±1,7 балла через 12 мес. (р<0,05). По таким параметрам, как «Жизнеспособность» и «Эмоциональное функционирование», у пациенток в 1 группе мы не выявили статистически достоверных изменений в процессе лечения и наблюдения. Необходимо отметить, что во 2 группе положительная динамика таких параметров КЖ как физическое функционирование, ролевое (физическое) функционирование, боль, общее здоровье, социальное функционирование, психологическое здоровье носила более выраженный характер в сравнении с аналогичными показателями в 1 группе. В 3 группе отмечена статистически достоверная динамика по единственному показателю «Боль»: с 57,1±2,5 балла (перед операцией) до 42,2±0,9 балла через 12 мес. (р<0,05). По остальным параметрам КЖ в данной группе существенных изменений ни через 6, ни через 12 мес. наблюдения не зарегистрировано. Таким образом, уровень КЖ у пациенток во 2 группе, получавших комплексное лечение, через один год после окончания лечения стал значительно выше, по сравнению с пациентками, получавшими монотерапию диеногестом (1 группа) и пациентками, перенесшими только оперативное вмешательство (3 группа). Полученные данные позволяют рекомендовать предложенный нами метод комплексного лечения пациенток с НГЭ в послеоперационном периоде. Выводы. В процессе комплексного лечения пациенток с НГЭ зарегистрировано статистически достоверное уменьшение количества случаев реактивной и личностной тревожности: число женщин с признаками реактивной тревожности уменьшилось на 31,7%, а количество пациенток с симптоматикой личностной тревожности сократилось на 30,0%. В группе пациенток с НГЭ, получавших комплексное лечение, отмечено статистически достоверное увеличение количества женщин без признаков депрессии: на 36,6% через 6 мес. лечения и на 45,0% через 12 мес. лечения; через 6 и 12 мес. не зарегистрировано ни одного случая умеренной или выраженной депрессии; на 16,7% через 6 мес. лечения и на 41,7% через 12 мес. лечения уменьшилось количество случаев легкой депрессии. У пациенток с НГЭ, получавших комплексную терапию, отмечено статистически достоверное улучшение по всем параметрам опросника SF-36 через 6 и 12 мес. лечения: физическое функционирование с 57,8±1,7 балла (до операции) до до 84,1±1,5 балла через 12 мес. (р<0,05); ролевое (физическое) функционирование с 54,9±2,4 балла (до операции) до до 81,4±0,7 балла через 12 мес. (р<0,05); боль с 56,9±3,6 балла (до операции) до 12,2±1,6 балла через 12 мес. (р<0,05); общее здоровье с 42,8±2,3 балла (до операции) до 61,4±1,6 балла через 12 мес. (р<0,05); жизнеспособность с 42,0±2,1 балла (до операции) до 69,9±0,9 балла через 12 мес. (р<0,05); социальное функционирование с 44,7±2,3 балла (до операции) до 78,5±2,0 балла через 12 мес. (р<0,05); эмоциональное функционирование с 65,1±1,6 балла (до операции) до 86,4±1,9 балла через 12 мес. (р<0,05); психологическое здоровье с 53,2±1,4 балла (до операции) до 86,5±1,2 балла через 12 мес. (р<0,05). КЖ у пациенток в группе пациенток, получавших комплексное лечение, через один год после окончания лечения стало значительно выше, по сравнению с пациентками, получавшими монотерапию диеногестом и женщинами, перенесшими только оперативное вмешательство.

K H Strygina

VSMA named after N.N. Burdenko

  1. Адамян Л.В., Кулаков В.И., Андреева Е.Н. Эндометриозы: Руководство для врачей. - М.:ОАО «Издательство «Медицина», 2006. - 416 с.
  2. Анциферова Ю.С., Романова С.В., Красильникова А.К. Влияние invitro препарата ГМДП на экспрессию сигнальных рецепторов и продукцию цитокинов фагоцитами периферической крови и перитонеальной жидкости при эндометриозе//Российский иммунологический журнал.- 2012.-Т.6(14).- №2(1).-С.143-145.
  3. Анциферова Ю.С., Посисеева Л.В., Сотникова Н.Ю., Елисеева М.А.
  4. Экспрессии скевенджер рецепторов перитонеальными макрофагами при наружном генитальном эндометриозе//
  5. Гусейнова О. М., Гасанова Х. А. Особенности иммунного ответа у больных генитальным эндометриозом//Саратовский научно-медицинский журнал. -2011. -Т. 7, № 4.-С.804-808.
  6. Зайнетдинова Л.Ф., Телешева Л.Ф., Коряушкина А.В. Функциональная активность перитонеальных макрофагов и нейтрофилов при разных формах наружного генитального эндометриоза//Вестник Уральской медицинской академической науки. - 2012. - № 4. - С. 113-114.
  7. Медведев А.Н., Чаленко В.В. Способ исследования поглотительной фазы фагоцитоза//Лабораторное дело. - 1991. - №2. - С.19-20.
  8. Павлов Р.В., Пыдра А.Р. Состояние иммунной системы перитонеальной жидкости больных наружным генитальным эндометриозом, осложненным спаечным процессом малого таза//Астраханский медицинский журнал. - 2012. - №2. - С.79-82.
  9. Ярмолинская М.И. Цитокиновый профиль перитонеальной жидкости и периферической крови больных с наружным генитальным эндометриозом//Журнал акушерства и женских болезней. - 2008. - №3. - С.30-34.
  10. Halme J., Becker S., Haskill S. Altered maturation and function of peritoneal macrophages: possible role in pathogenesis of endometriosis// Am J Obstet Gynecol.-1987.-Vol.156.-Р.783.
  11. Harada T., Taniguchi F. Dienogest: a new therapeutic agent for the treatment of endometriosis//Womens Health (Lond Engl).-2010.-Vol. 6(1).-Р.27-35.
  12. Lebovic D.I., Mueller M.D., Taylor R.N. Immunobiology of endometriosis//Fertil Steril.-2001.-№75-Р.1-10.

Views

Abstract - 0

PDF (Russian) - 0

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies