FEATURES OF SOMATIC AND OBSTETRIC AND GYNECOLOGIC ANAMNESIS AT WOMEN WITH THE PREMATURE GAP FETAL COVERS AT PREMATURELY BORN PREGNANCY

Abstract


In article such pathological condition of pregnancy as a premature rupture of fetal covers is surveyed. The analysis of the gynecologic and somatic anamnesis at patients whose pregnancy was complicated by the premature rupture of fetal covers which occurred in terms of 22-36 weeks of a gestation with the purpose to allocate often found conditions and the contributing factors for development of a similar complication is provided.

Актуальность. В настоящее время наиболее частой причиной преждевременных родов является преждевременный разрыв плодных оболочек (ПРПО) [6-9]. По литературным данным, ПРПО при доношенном сроке составляет от 8,2 до 19,6 %, при недоношенном - от 5до 35 % [2-5] (2-4% одноплодных беременностей и 7-20%- многоплодных при недоношенном сроке [10-13]. Среди пациенток с ПРПО[1] многие имеют низкое социально-экономическое положение; отягощенный соматический анамнез (артериальную гипертензию, нарушение функции щитовидной железы, заболевания сердца, анемию с уровнем гемоглобина менее 90 г/л и др.), вредные привычки (наркотическую и никотиновую зависимость), профессиональные вредности, отягощенную наследственность. Часто в анамнезе встречаются перенесенная вирусная инфекция; истмико-цервикальная недостаточность (ИЦН); пороки развития матки; перерастяжение матки вследствие многоводия, многоплодия, макросомии плода; хирургические операции во время беременности, особенно на органах брюшной полости, или травмы. Отмечают так же роль в генезе разрыва плодных оболочек во II триместре беременности таких факторов, как расовая или этническая принадлежность, доступность медицинской помощи [14,15,16]. Факторы, способствующие ПРПО в различные сроки беременности, остаются не до конца изученными. Не вполне ясна роль соматических заболеваний и патологии репродуктивных органов в реализации условий для ПРПО при недоношенной беременности. В связи с этим целью настоящего исследования явилось изучение особенностей соматического и акушерско-гинекологического анамнеза у пациенток с ПРПО при недоношенной беременности. Материал и методы исследования. Проведен анализ 136 историй родов пациенток с преждевременным разрывом плодных оболочек в сроке беременности 22-36 недель, которые произошли в акушерско-обсервационном отделении Воронежского Областного Перинатального Центра за период с 2015 г. по 2017 г. Был сформирован единый информационный массив, включавший сведения о социально-экономическом, соматическом и акушерско-гинекологическом анамнезе, которые были статистически обработаны. Полученные результаты и их обсуждение. Все пациентки были разделены на 3 группы в зависимости от срока беременности, осложнившейся ПРПО: 1 группа (n=18) - 22-27 недель + 6 дней, 2 группа (n=65) - 28-33 недели + 6 дней, 3 группа (n=53) - 34- 36 недель + 6 дней. Возраст обследованных женщин находился в диапазоне от 15 до 42 лет. Средний возраст беременных составил 29,7 ± 5,5 лет, во всех группах значимой разницы в возрасте не прослеживалось (в 1 группе - 32,3±4,4 лет, во 2 группе - 29,2±5,9 лет, в 3 группе-29,3±5,2 лет). Каждая пятая беременная (27 (19,8%) находилась в возрастном промежутке 21-25 лет; 41(30,1%) пациентка имели возраст 26-30 лет, 43(31,6%) - в промежутке 31-35 лет. До 20 и старше 40 лет было по 5 (3,6%) беременных. В позднем репродуктивном возрасте, 36-40 лет, была каждая десятая (11%). Таким образом, после 30 лет беременность, осложнившуюся ПРПО, имели 42,6%. Наибольшую группу составили беременные в наиболее активном репродуктивном возрасте 26 до 35 лет (61,7%). В 1 группе больше половины - 10 (55,5%) беременных были в позднем репродуктивном возрасте (31-35 лет). Пять (27,8%) были в возрасте 26- 30 лет. Двое (11,1%) - в возрасте 36-40 лет и одна (5,6%) женщина старше 40 лет. Во 2 группе было примерно одинаковое количество пациенток в возрасте 26-30 лет - 18 (27,7%) и 31-35 лет -17(26,2%). Пациенток в возрасте 21-25 лет было 15 (23%). В более позднем репродуктивном возрасте (36-40 лет) было 9 (13,8%) женщин. Четверо (6,2%) составили возрастную группу до 20 лет и 2 (3,1%) старше 40 лет. В 3 группе треть (18(34%) составили пациентки, которые были в возрасте 26-30 лет. 16 (30,2%) были в возрасте 31-35 лет. В 21-25 было 12 (22,6%) беременных. В возрасте 36-40 лет - 4 (7,5%); двое (3,8%) в группе старше 40 лет и 1 (1,9%) в возрасте до 20 лет. Таким образом, анализ возрастного распределения женщин выявил, что их большинство достоверно чаще относится к возрастному диапазону 26-35 лет, причем одинаково во всех трёх группах. Оценка социального статуса. Больше половины пациенток (55,1%) были работающими (табл.1). Доля неработающих женщин составила 42,6%. 2,2% были учащимися, из них 1 была учащейся школы. Анализ семейного положения показал, что во всех группах преобладала доля замужних женщин 92(67,6 %). В ходе объективного исследования были проанализированы антропометрические показатели беременных (рост, масса тела, индекс массы тела). Из представленных в таблице данных следует, что в целом ИМТ находился в диапазоне от 16 до 42. Избыточная масса тела была у 26 (19,1%), ожирение 1 степени было у 13 (9,6%) пациенток, ожирение 2 степени - у 2 (1,5%), и у такого же количества - 2 (1,5%) беременных было ожирение 3 степени. Дефицит массы тела до беременности был у 14(10,3%) пациенток, оставшиеся 79(58,1%) имели массу тела в пределах нормы. Таблица 1. Социальное положение беременных (n=136) Социальное положение Статус Группа 1 22-27нед+6д (n=18) Группа 2 28-33нед+6д (n=65) Группа 3 34-36нед+6д (n=53) Абс. % Абс. % Абс. % Занятость Работающие 8 44,4 36 55,4 31 58,5 Не работающие 10 55,6 27 41,5 21 39,6 Учащиеся - - 2 3 1 1,9 Семейное положение Замужем 13 72,2 38 58,4 41 77,4 Не замужем 4 22,2 25 38,5 9 17 Одинокие 1 5,6 2 3,1 3 5,6 Таблица 2. Распределение величин индекса массы тела беременных (n = 136) Группы n Нормальный ИМТ Избыток массы тела Ожирение Дефицит массы тела 1ст. 2ст. 3 ст. 1 18 9 (50%) 5 (27,8%) 3 1 - 2 65 36 (55,4%) 11 (16,9%) 7 1 2 8 (12,3) 3 53 34 (64,2%) 10 (18,9%) 3 - - 6 (11,3%) Всего 136 79 (58,1%) 26 (19,1%) 13(9,6%) 2 (1,5%) 2 (1,5%) 14 (10,3%) 17 (12,5%) Из таблицы 2 видно, что большинство беременных в среднем имели нормальный индекс массы тела. Чаще всего избыточная масса тела встречалась в первой группе пациенток с ПРПО в 22-27недель. В третьей группе пациенток, доносивших беременность до 34-37 недель, чаще вес был нормальным. Представлял интерес преимущественное распределение соматических и гинекологических заболеваний, а также реализация генеративной функции у пациенток в различных группах. Оценка акушерско-гинекологического анамнеза. Средний возраст менархе в исследуемой группе составил 13,1±1,4 лет, средняя продолжительность цикла - 28,9±2,7 дней, длительность - 5±1,1 дней. Раннее менархе было у 7 (5,1%), позднее - у 3 (2,2%). Проводя анализ менструальной функции пациенток в изучаемых группах, существенных различий менструальной функции выявлено не было. Среднее начало половой жизни составило 17,3±2,1 лет. Нужно отметить, что 77 (56,6%) начали половую жизнь до 18 лет. Оценка паритета обследованных показала, что практически три четверти - 75 (55,1%) были повторнородящими. В группе первородящих настоящая беременность была первой у 38 (27,9%), тенденция к увеличению числа первобеременных наблюдалась во 2 и 3 группах (табл.3). Таблица 3. Акушерский анамнез беременных (n=136) Оценка паритета Всего в группах Всего Первородящие Первобеременные 38 (61,3%) 61(44,9%) 136(100%) Аборты 8(13,1%) 23(38,7%) Выкидыши 12(19,7%) Аборы+выкидыши 2(3,3%) Внематочная беременность 1(1,6%) Повторнородящие Роды 28(37,3%) 75(55,1%) Роды+аборты 22(29,3%) 47(62,7%) Роды+выкидыши 11(14,7%) Роды+аборты+выкидыши 14(18,7%) Преждевременные роды 16 (21,3%) 11,8% У 46 пациенток, то есть практически каждой третьей (33,8%), в анамнезе был аборт. Репродуктивные потери, такие как неразвивающаяся беременность и самопроизвольные выкидыши встречались у каждой третьей-четвёртой 39(28,7%). Сочетание абортов и выкидышей у первородящих было только у 2(1,5%). У повторнородящих данное сочетание было у 14(10,3%) женщин. Многоплодная беременность составила 11,8 % (у 16 пациенток). Большее количество повторнородящих прослеживалось во 2 группе. Роды путем кесарева сечения были в анамнезе у 16 (11,8%) беременных. Таким образом, у 51,5% беременных в анамнезе имелось искусственное или самопроизвольное прерывание беременности. Преждевременные роды в анамнезе имела каждая десятая пациентка. Изучение гинекологического анамнеза обследованных показало, что больше чем у половины, 83 (61%), беременных был осложненный гинекологический анамнез. У 46 (33,8%) преобладали заболевания шейки матки: преимущественно эрозия - у 43 (31,6%), дисплазия шейки матки была у 2, у 1 был cancer in citu. Второе место в структуре гинекологических заболеваний занимала миома матки - у 20 (14,7%) и хронические воспалительные заболевания придатков - у 17 (12,5%). Инфекции, передающиеся половым путем (хламидийная, уреаплазменная), были диагностированы у 11 (8%). Бесплодие и доброкачественные образования яичников (кисты) были у одинакового количества женщин - 10 (7,4%). Во всех трех группах преобладала доля беременных, имеющих в анамнезе заболевания шейки матки (в 1 группе - 7(38,8%); во 2 группе - 25(38,5%); в 3 группе - 14(26,4%). На втором месте по частоте встречаемости была миома матки в 1 и 2 группах (в 1 группе - 4(22,2%); во 2 группе - 11(16,9%), а в 3 группе НМЦ - 7(13,2%) и хронические воспалительные заболевания придатков матки - 9(13,8%). Аномалии развития матки встречались у 4 женщин во 2 и 3 группах (3%), т.е. Во 2 группе было 2 пациентки с однорогой и двурогой маткой, в 3 группе так же были 2 пациентки (двурогая и седловидная матка). Оперативные вмешательства на гениталиях были у 36 (26,5%): диатермоконизация шейки матки у 22 (16,2%); лапароскопические операции у 11 (8,1%): по поводу бесплодия, спаечного процесса, кист яичников. 4 пациентки перенесли консервативную миомэктомию, одна из них во время настоящей беременности в сроке 24 недели. Оценка соматического анамнеза. У 107 (78,7%) беременных с ПРПО был отягощенный соматический анамнез. В структуре экстрагенитальных заболеваний у каждой третьей-четвёртой - 37 (27,2%) была миопия, хронический токсоплазмоз - у каждой пятой (27 (19,9%), заболевания мочевыводящей системы, такие как пиелонефрит, мочекаменная болезнь, цистит, также у каждой пятой - 26 (19,1%), заболевания ЛОР- органов (тонзиллит, гайморит, риносинусит, ларингит) были у 17 (12,5%). Одинаковое количество женщин было с заболеваниями желудочно-кишечного тракта (гастрит, панкреатит) - 15 (11%), у 1 был с-м Жильбера. Также одинаковое количество беременных, по 10 (7,4%) было с заболеваниями щитовидной железы (тиреотоксикоз, эутиреоз, аутоиммунный тиреоидит), бронхо-лёгочными заболеваниями (бронхит, пневмония, трахеобронхит, бронхиальная астма) и заболеваниями печени, преимущественно гепатитом С. У 2 был ВИЧ, что составляет 1,5% и сифилис в анамнезе - у 2(1,5%). Выводы. 1. 42,6% пациенток с ПРПО были в возрасте после 30 лет. 61,7% составили беременные в наиболее активном репродуктивном возрасте 26 до 35 лет. 2. Изучение акушерского и социального анамнеза показало, что наличие абортов, замерших беременностей, самопроизвольных выкидышей более, чем у половины обследуемых, а также предыдущих беременностей, которые закончились осложненными родами, являются факторами, способствущими ПРПО. Важным можно считать раннее начало половой жизни пациенток, так как больше, чем у половины - 77 (56,6%), сексуальный дебют наступил до 18 лет. Следует учесть роль социального положения исследуемых - большая часть женщин были работающими (75 (55,1%). 3. Гинекологический анамнез был отягощен у 61% обследуемых: заболевания шейки матки у 31,6%, миома матки у 14,7% и хронические воспалительные заболевания придатков у 12,5%. 4. Отягощенный соматический анамнез имели 78,7% беременных. Наиболее частой патологий среди обследованных были: миопия - у 27,2%, хронический токсоплазмоз - у 19,9%, а также заболевания мочевыделительной системы - у 19,1% (пиелонефрит, цистит, мочекаменная болезнь).

I N Korotkikh

Voronezh State Medical University

A C Anishchenko

Voronezh State Medical University

E V Hodasevich

Voronezh State Medical University

E A Butyrina

Voronezh State Medical University

E A Babkina

Perinatal center Voronezh

  1. Акушерство: Национальное руководство. Под ред. Э.К. Айламазяна, В.И. Кулакова, В.Е. Радзинского, Г.М. Савельевой. М: ГЭОТАР-Медиа 2007; 1200.
  2. Вдовиченко Ю.П. Влияние длительного безводного промежутка на раннюю неонатальную смертность при преждевременном излитии околоплодных вод и недоношенной беременности // Сб. науч. трудов ассоциации акушеров-гинекологов Украины. - Киев: Феникс, 2001. - С. 483-486.
  3. Максимович О.Н. Разрыв плодного пузыря до начала родовой деятельности (особенности течения беременности, родов, исходы для новорожденных): автореф. дис. … канд. мед. наук. - Иркутск, 2007. [Maksimovich ON. Razryvplodnogopuzyryadonachalarodovojdeyatel’nosti (osobennostitecheniyaberemennosti, rodov, iskhodydlyanovorozhdennyh). [dissertation] Irkutsk; 2007. (InRuss.)]
  4. Чернуха Е.А. Родовой блок. - М.: Медицина, 2001. [ChernuhaEA. Rodovojblok. Moscow: Medicina; 2001. (In Russ.)]
  5. Ziaei S, Sadrkhanlu M, Moeini A, Faghihzadeh S. Effect of bacterial vaginosis on premature rupture of membranes and related complications in pregnant women with a gestational age of 37-42 weeks. GynecolObstet Invest. 2006;61(3):135-8. doi: 10.1159/000090086.
  6. Edwards R., Stickler L., Johnson I., Duff P. Outcomes with premature rupture of membranes at 32 or 33 weeks when management is based on evaluation of fetal lung maturity. J Matern Fetal Neonatal Med 2004; 16: 5: 281-285.
  7. Ferguson S.E., Smith G.N., Salenieks M.E., Windrim R., Walker M.C. Preterm premature rupture of membranes. Nutritional and socioeconomic factors. ObstetGynec 2002; 100: 6: 1250-1256.
  8. Mercer B.M. Preterm premature rupture of the membranes. ObstetGynec 2003; 101: 1: 178-193.
  9. Mercer B.M. Preterm premature rupture of the membranes: diagnosis and management. ClinPerinatol 2004; 31: 4: 765-782, vi.
  10. Cipolla M.J. Cerebrovascular function in pregnancy and eclampsia. Hypertension. 2007; 50: 14-24.
  11. Cipolla M.J., Sweet J.G., Chan S.L. Cerebral vascular adaptation to pregnancy and its role in the neurological complications of eclampsia. J. Appl. Physiol. 2011; 110(2): 329-39.
  12. Zunker P., Happe S., Georgiadis A.L., Louwen F., Georgiadis D., Ringelstein E.B., Holzgreve W. Maternal cerebral hemodynamics in pregnancy-related hypertension. A prospective transcranial Doppler study. Ultrasound Obstet. Gynecol. 2000; 16(2): 179-87.
  13. Takeuchi M., Matsuzaki K., Harada M., Nishitani H., Matsuda T. Cerebral hyperperfusion in a patient with eclampsia with perfusion-weighted magnetic resonance imaging. Radiat. Med. 2005; 23(5): 376-9.
  14. Al-Riyami N., Al-Ruheili I., Al-Shezaw F., Al-Khabori M. Extreme preterm premature rupture of membranes: risk factors and feto maternal outcomes. Oman Med J 2013; 28: 2: 108-111.
  15. Chauhan S.P., Ananth C.V. Periviable births: Epidemiology and obstetrical antecedents. SeminPerinatol 2013; 37: 6: 382-388.
  16. Van der Heyden J.L., Van Kuijk S.M., Van der Ham D.P., Notten K.J., Janssen T., Nijhuis J.G., Willekes C., Porath M., Van der Post J.A., Halbertsma F., PajkrtE., Mol B.W. Subsequent Pregnancy after Preterm Prelabor Rupture of Membranes before 27 Weeks’ Gestatio, n. AJP Rep 2013; 3: 2: 113-118.

Views

Abstract - 0

PDF (Russian) - 0

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies