ANALYSIS OF THE IDENTIFICATION AND INCIDENCE REGISTRATION OF HEALTHCARE ASSOCIATED INFECTIONS, ON THE EXAMPLE OF THE VORONEZH REGION: PROBLEMS AND WAYS OF SOLUTION

Abstract


Due to the divergence values of actual incidence HAI from the detected generally by the Russian Federation, and to detect problems in the identification and registration of these infections for further possibilities of quality epidemiological diagnosis was retrospective epidemiological analysis of morbidity HAI 18 subjects Central Federal District, and, in particular, on the Voronezh region. The epidemiological analysis was carried out by analyzing state reports "On Sanitary and Epidemiological Well-being of the Population". To investigate the incidence of HAI in the Voronezh region, the forms of federal statistical observation number 2 "Information on infectious and parasitic diseases." On the basis of the received materials, the epidemiological characteristics of the long-term dynamics of the HAI for 2013-2016 are grounded. on the territory of the subjects of the Central Federal District and for 2013-2017. - Voronezh region. Various trends in the detection and recording of nosocomial infections have been identified. According to the conducted studies, the necessary recommendations for optimizing the epidemiological surveillance of the HAI are given.

Актуальность. Инфекции, связанные с оказанием медицинской помощи (ИСМП), являются одной из ведущих проблем практического здравоохранения вследствие высокого уровня их распространенности, социальной и экономической значимости [1,4,7]. В Российской Федерации, по данным официальной статистики, ежегодно регистрируется примерно 30 тыс. случаев ИСМП [5], хотя по расчетам экспертов реальная заболеваемость ИСМП в России должна составлять не мене 2-2,5 млн. человек в год. Такой низкий уровень ИСМП, в сравнении с развитыми странами, объясняется тем, что их выявление и регистрация не поставлены на должный уровень [1,2,4,5,8]. На сегодняшний день, главной стратегической задачей здравоохранения является обеспечение качества медицинской помощи и создание безопасной среды пребывания для пациентов и персонала в организациях, осуществляющих медицинскую деятельность по профилактике ИСМП [4,6]. Поэтому необходимо на основе анализа многолетней динамики выявить основные проблемы в регистрации и учете внутрибольничных инфекций для создания всех условий проведения качественной эпидемиологической диагностики данных заболеваний. Цель исследования. Провести анализ многолетней динамики ИСМП на территории субъектов ЦФО и Воронежской области для выявления закономерностей по регистрации и учету внутрибольничных инфекций и разработки необходимых рекомендаций по оптимизации эпидемиологического надзора за ИСМП. Материал и методы исследования. Проведен ретроспективный эпидемиологический анализ по изучению первичной заболеваемости ИСМП за 2014-2016 гг. в 18 субъектах Центрального федерального округа (ЦФО) по данным Государственных докладов «О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения». Оценка ситуации ИСМП в Воронежской области за 5 лет (2013-2017 гг.) проводилась по данным сведений формы федерального статистического наблюдения № 2 «Сведения об инфекционных и паразитарных заболеваниях». Показатели заболеваемости рассчитывались с учетом официальных данных Федеральной службы государственной статистики. Динамика и прогноз заболеваемости изучался методом полиномиального приближения кривой динамического ряда показателей с расчетом коэффициента достоверности аппроксимации. Полученные результаты и их обсуждение. Многолетний анализ динамики заболеваемости ИСМП 18 субъектов ЦФО показал, что показатели заболеваемости на протяжении 3-х лет остаются достаточно низкими. В свою очередь, Воронежская область заняла 6-ое ранговое место по среднему значению показателя (12,67 на 100 тыс. населения) после Рязанской (18,83 на 100 населения), Липецкой (16,28 на 100 тыс. населения), Калужской (14,75 на 100 тыс. населения, при этом за 2016 год данные по области отсутствовали), Курской (13,59 на 100 тыс. населения), Московской (13,46 на 100 тыс. населения) областей (табл.1). Следует отметить, что, исходя из представленных данных таблицы 1, более высокие показатели заболеваемости ИСМП в некоторых субъектах ЦФО, свидетельствует о расширении работы в области эпидемиологического надзора по выявлению и регистрации данных инфекций. Но нельзя не учитывать тот факт, что даже при незначительном повышении показателя заболеваемости ИСМП, фактический уровень регистрации ИСМП все же значительно превышает регистрируемый [1,3], что не позволяет проводить качественную эпидемиологическую диагностику данных инфекций. В Воронежской области в 2017 году зарегистрировано 258 случаев ИСМП (2013 г. - 274 сл., 2014 г. - 247 сл., 2015 г. - 306 сл., 2016 г. - 334 сл.), из них с летальным исходом - 7 случаев (2,7%) (2013 г. - 0 сл., 2014 г. - 6 сл. (2,4%), 2015 г. - 13 сл. (4,2%), 2016 г. - 24 сл. (7,2%)). Показатель заболеваемости снизился относительно 2013 года на 6,0%, 2015 года - на 15,6%, 2016 года - на 22,7% (2013 г. - 11,77 на 100 тыс. населения, 2015 г. - 13,11; 2016 г. - 14,30; 2017 г. - 11,06), но превысил уровень 2014 года на 4,4% (2014 г. - 10,59 на 100 тыс. населения) (рис.1). Таблица 1. Распределение ИСМП среди населения по субъектам ЦФО в 2014-2016 гг. Субъект ЦФО (город, область) Годы Среднее значение показателя за 2014-2016 гг. Ранг по среднему значению 2014 2015 2016 Всего случаев (абс.) Показатель на 100 тыс. населения Ранг* (по показателю) Всего случаев (абс.) Показатель на 100 тыс. населения Ранг* (по показателю) Всего случаев (абс.) Показатель на 100 тыс. населения Ранг* (по показателю) Белгородская 205 13,24 4 188 12,12 6 180 11,59 6 12,32 7 Брянская 62 5,02 12 31 2,52 14 42 3,44 13 3,66 12 Владимирская 155 11,02 8 -* -* -* -* -* -* 3,67 11 Воронежская 247 10,59 9 306 13,11 5 334 14,30 4 12,67 6 Ивановская 37 3,56 14 27 2,62 13 19 1,85 16 2,68 17 Калужская 240 23,75 2 207 20,49 1 -* -* -* 14,75 3 Костромская 52 7,94 10 27 4,14 10 56 8,63 8 6,90 10 Курская 147 13,15 5 125 11,16 7 185 16,47 2 13,59 4 Липецкая 173 14,94 3 171 14,79 3 221 19,11 1 16,28 2 Московская 910 12,58 6 970 13,25 4 1081 14,56 3 13,46 5 Орловская 16 2,09 17 18 2,36 16 46 6,09 10 3,51 13 Рязанская 271 23,90 1 210 18,58 2 158 14,02 5 18,83 1 Смоленская 16 1,65 18 24 2,50 15 23 2,41 15 2,19 18 Тамбовская 35 3,29 15 23 2,18 17 36 3,46 12 2,98 16 Тверская 33 2,50 16 53 4,06 11 50 3,85 11 3,47 14 Тульская 56 3,69 13 42 2,78 12 46 3,06 14 3,18 15 Ярославская 78 6,13 11 127 9,98 8 82 6,45 9 7,52 9 г. Москва 1379 11,30 7 1164 9,44 9 1212 9,78 7 10,17 8 * - первое ранговое место присвоено наибольшему показателю; -* - данные отсутствуют Рис. 1. Динамика и прогноз заболеваемости ИСМП среди населения Воронежской области В 2017 году показатель летальных исходов ИСМП составил 0,30 на 100 тыс. населения, что ниже показателя 2015 и 2016 годов (2015 г. - 0,56 на 100 тыс. населения, 2016 г. - 1,03), но выше значения 2014 года - на 15,4% (2014 г. - 0,26 на 100 тыс. населения). В 2013 году случаи с летальным исходом не регистрировались (рис. 2). Рис. 2. Динамика и прогноз заболеваемости ИСМП с летальным исходом среди населения Воронежской области За анализируемый период, в общей структуре ИСМП на территории Воронежской области доминировали гнойно-септические инфекции новорожденных, которые составили 31,8%; на втором месте - острые кишечные инфекции - 21,2% и 15,6% пришлось на другие инфекционные заболевания (носительство возбудителей инфекционных заболеваний). Самый низкий процент - по 0,1% пришелся на инфекции мочевыводящих путей и других сальмонеллёзных инфекций (рис. 3). Рис. 3. Структура заболеваемости ИСМП среди населения Воронежской области (2013-2017 гг.), % Отсутствие регистрации инфекций мочевыводящих путей (ИМВП) в 2013, 2016, 2017 годах свидетельствует об отсутствии налаженной системы выявления и учета данной инфекции. Хотя по мнению ряда российский и зарубежных авторов внутрибольничные ИМВП составляют около 40% от общего числа всех случаев ИСМП [9,10,11,12]. В первую очередь, такой недоучет может быть связан с жестким применением контрольно-надзорных функций контролирующей инстанцией и наложения штрафных санкций по правилам существующих нормативных актов, на врача и медицинское учреждение, при обнаружении и подтверждении ИСМП в медицинских организациях. Тем самым, такие взыскательные меры приводят к формированию отсутствия должной мотивации у сотрудников по обнаружению данной инфекции, что служит причиной сокрытия истинных случаев ИСМП [1,3]. Выводы. Средний уровень заболеваемости инфекций, связанными с оказанием медицинской помощи на территории Воронежской области остается стабильным (12,67 на 100 тыс. населения) и занимает 6-ое ранговое место среди 18 субъектов ЦФО за период с 2014 по 2016 гг. В 2017 году показатель заболеваемости ИСМП Воронежской области снизился на 6,0% относительно показателя 2013 года и на 22,0% - относительно показателя 2016 года. В свою очередь, летальность также снизилась на 46,4% и 70,9% соответственно (2015 г. - 0,56 на 100 тыс. населения; 2016 г. - 1,03; 2017 г. - 0,30). За изученный период (2013-2017 гг.) приоритетной нозологической формой ИСМП в Воронежской области остаются гнойно-септические инфекции новорожденных (31,8%). На втором месте - острые кишечные инфекции (21,2%), на третьем - гнойно-септические инфекции родильниц (9,1%), инфекции мочевыводящих путей практически не регистрируются (по 0,1%). Различие в значениях фактического уровня заболеваемости ИСМП от регистрируемого, как на территории Воронежской области, так во всех субъектах ЦФО, не позволяет проводить качественную эпидемиологическую диагностику данных инфекций. Сокрытие сотрудниками медицинских организаций истинных случаев ИСМП создается во избежание попадание во внимание контролирующих органов и наложения существенного штрафа как на врача, так и на само учреждение при выявлении случаев внутрибольничных инфекций. На основании вышеизложенного необходимо: усовершенствовать и внедрить программы профилактики и контроля за ИСМП; применять методы активного эпидемиологического наблюдения и национальных стандартов; внедрить систему инфекционного контроля, выполняемую обученными специалистами в данной сфере, а именно госпитальными эпидемиологами или средним медицинским персоналом; пересмотреть количество работающих госпитальных эпидемиологов в медицинских учреждения с совершенствованием их системы обучения; модифицировать контрольно-надзорные функции контролирующий инстанций, путем отмены штрафных санкций или принятии других, менее жестких мер наказания для медицинского персонала и для медицинской организации в целом, при выявлении ИСМП; организовать участие отдельных регионов в пилотных проектах по изучению истинной частоты ИСМП с целью оптимизации эпидемиологического надзора.

A V Khaperskov

Voronezh State Medical University

N P Mamchik

Voronezh State Medical University

N V Gabbasova

Voronezh State Medical University

M A Khaperskova

Voronezh State Medical University

  1. Лудупова Е. Ю Управление медицинскими рисками как основа обеспечения безопасности медицинской деятельности в многопрофильном стационаре / Е. Ю. Лудупова, А. М. Данчинкова, М. А. Денисова // Вестник Росздравнадзора. 2015. № 2. С. 56-59.
  2. Ключарева Н. М. Эпидемиологические особенности и совершенствование мер профилактики гнойно-септических инфекций в отделении реанимации и интенсивной терапии : дис. … канд. мед. наук. Пермь, 2016. 138 с.
  3. Кригер Е. А. Мониторинг инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, в стационаре: повторные поперечные исследования / Е. А. Кригер, О. В. Самодова, А. М. Гржибовский // Экология человека. 2016. № 3. С. 59-64.
  4. Национальная концепция профилактики инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, и информационный материал по ее положениям / В. И. Покровский, В. Г. Акимкин, Н. И. Брико и др. Н. Новгород : Изд-во «Ремедиум Приволжье», 2012. 84 с.
  5. О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в Российской Федерации в 2016 году: Государственный доклад / М.: Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, 2017. 220 с.
  6. Попова А. Ю. Эпидемиологическая безопасность - неотъемлемый компонент системы обеспечения качества и безопасности медицинской помощи / А. Ю. Попова // Вестник Росздравнадзора. 2017. № 4, С. 5-8.
  7. Роль специалистов по госпитальной эпидемиологии в профилактике инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи: мировой опыт и современные тенденции / Н. И. Брико, Л. П. Зуева, А. В. Любимова и др. // Эпидемиология и инфекционные болезни. Актуальные вопросы. 2017. № 2. С. 4-9.
  8. Турсунбаев А. К. Профилактика внутрибольничных инфекций - требование времени / А. К. Турсунбаев, О. Н. Шарапов, Д. Ю. Юсупова // Молодой ученый. 2015. № 19. С. 306-311.
  9. Healthcare-associated, community-acquired and hospital-acquired bacteraemic urinary tract infections in hospitalized patients: a prospective multicentre cohort study in the era of antimicrobial resistance / J. P Horcajada, E. Shaw, B. Padilla et al. // Clinical Microbiology and Infection. 2013. Vol. 19, № 10. P. 962-968.
  10. Prevalence of Hospital-Acquired Urinary Tract Infections in Urology Departments / T. E. Bjerklund Johansen, M. Cek, K. Naber et al. // European Urology. 2007. Vol. 51, № 4. P. 1100-1112.
  11. Stamm W. E. Scientific and clinical challenges in the management of urinary tract infections / W. E. Stamm // The American Journal of Medicine. 2002. Vol. 113, № 1. P. 1-4.
  12. Tenke P. Catheter-associated Urinary Tract Infections / P. Tenke // European Urology. 2017. Vol. 16, № 4. P. 138-143.

Views

Abstract - 0

PDF (Russian) - 0

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies