THE POTENTIAL PREDICTORS OF OBESITY DEVELOPMENT

Abstract


The prevalence of obesity is increasing in the world and has reached epidemic proportions. Obesity during childhood can have a harmful effect on the body and leads to serious health consequences. Disease impact is aggravated by low- efficiency modern therapy. The results of epidemiological studies make obesity one of the most common chronic diseases among children in the world. The review focused on the analysis the literature of childhood obesity’s problem. The results of modern studies showed the influence of various factors to the developing overweight and obesity among children such as eating behavior, salivary amylase and vitamin D.

Актуальность. Ожирение относится к хроническим заболеваниям, подразумевая постоянный контроль динамики заболевания и предотвращения развития осложнений. На сегодняшний день в рейтинге стран, лидирующих по ожирению и избыточной массе тела, мы занимаем 5 место. Лидерами остаются США, Мексика, Шотландия и Венгрия [5]. В Португалии 32 % детей в возрасте 7-9 лет имеют избыточную массу тела, в Испании 31 %(от 2-9 лет) и в Италии 27 %( 6-11 лет). Наименьшая распространённость избыточной массы тела в Сербии и Черногории- 15 % (6-10 лет) [8]. В Российской Федерации, по данным Тутельян В. А. и соавт., распространенность ожирения по регионам страны следующая: Алтайский край (27% жителей с ожирением), Краснодарский край (27%), Нижегородская область (28%), Московская область (30%), Калужская область (33%), Кабардино-Балкария (19% жителей с ожирением), Приморский край (18%), Красноярский край (17%), Оренбургская область (17%), Удмуртия (12%) [4]. Большой спектр биологических, поведенческих и внешнесредовых факторов оказывает влияние на формирование избыточного веса у детей. К ним относится: избыточное потребление калорийной пищи, богатой жирами и легкоусвояемыми углеводами, нарушение дисциплины питания: преимущественное преобладание обильного питания в вечернее время и вместе с тем снижение общей физической активности, предпочтение активному образу жизни менее подвижный. Избыточная масса тела, пролонгированная во взрослый период, значительно снижает качество жизни и сокращает ее продолжительность. Диагностические критерии. Европейским стандартом для оценки избыточной массы тела и ожирения, и как возможный исход морбидного ожирения, является определение Индекса массы тела (ИМТ). ИМТ- наиболее удобная мера оценки уровня ожирения и избыточного веса в популяции, поскольку он одинаков для обоих полов и для всех возрастных категорий [5]. Избыточная масса тела и ожирение у детей до 19 лет определяется с помощью перцентильных таблиц или стандартных отклонений ИМТ (SDS- standard deviation score). В соответствии с федеральными клиническими рекомендациями и с учетом рекомендаций ВОЗ ожирение у детей и подростков следует определять, как ИМТ равный или превышающий +2,0 SDS ИМТ, а избыточную массу тела- как ИМТ от +1,0 до +2,0 SDS ИМТ [5]. Выделяют и другие способы диагностики ожирения: 1) измерение толщины кожной складки- этот способ является достаточным простым и удобным на практике и не требующий технических затрат, но он не является точным при высоком ИМТ. Кожная складка в области предплечья коррелирует с жировой массой в сочетании с ИМТ, увеличивает чувствительность для определения процента жира в теле.2) биоимпедансный анализ- определения качественного состава тела посредством измерения электрического сопротивления тканей организма. Это простой, быстрый, относительно недорогой и не инвазивный способ. Однако показатели BIA могут варьироваться в зависимости от многих факторов влияющих на гидратацию организма: последний прием пищи, физическая активность, менструальная фаза и сопутствующие заболевания, сопровождающиеся нарушением водного и электролитного баланса. 3) денситометрия- подводное взвешивание требует специального оборудования и используется в основном для исследовательских целей. 4) КТ и МРТ- наиболее точные методы, используемые для измерения висцерального жира. Однако основным недостатком является высокая стоимость и длительность интерпретации результатов [14], [15]. Витамин D и ожирение. Сегодня большой интерес для научного общества представляет влияние показателей витамина D на картину заболевания. Недавние исследования ставят под сомнение причинно-следственную связь между уровнями витамина D в сыворотке и ожирением и, хотя многие исследования продемонстрировали отрицательную связь между показателями ожирения и / или СД- 2 типа и уровнем витамина D в сыворотке, причинно-следственная связь этих переменных пока не установлена [12]. На сегодняшний день недостаточно научных данных для поддержки использования витамина D в качестве способа профилактики и / или лечения ожирения и диабета [9]. Но возможно стоит внимательнее отнестись к нему в качестве вспомогательного компонента терапии основного и профилактики сопутствующего заболевания. По мнению Никитиной И. Л. применения витамина D в комплексной терапии ожирения имело ряд положительных эффектов: нормализация уровня 25- гидроксикальциферола, повышение уровня адипонектина и чувствительности к инсулину, снижение индекса НОМА, но не оказало значимого эффекта на степень ожирения, снижение уровня плазменного лептина и ИМТ [2]. В Нью- Йорке было проведено кросс-секционное исследование пациентов в возрасте от 6 до 17 лет из 332 пациентов (61 мужчина, 117 женщин, средний возраст 12,1 ± 3,3) 178 имели избыточный вес или ожирение. Результаты следующие: у пациентов с 25 (OH) D <20 нг / мл отмечался достоверно более высокий уровень ЛПВП, значительно увеличено соотношение триглицеридов к ЛПВП и повышен общий коэффициент холестерина и триглицеридов по сравнению с пациентами, у которых концентрация 25 (OH) D> 20 нг / мл. Авторами этого исследования была подчеркнута роль мониторинга уровней 25 (OH) D у детей и подростков с избыточным весом и ожирением для дальнейшей коррекции уровня витамина D направленного на снижение риска кардиологических и метаболических нарушений. Амилаза слюны и ожирение. Учитывая разносторонний подход научного сообщества к поиску этиологических факторов развития ожирения стоит сказать о том, что многие исследования говорят, что ожирение в общей популяции может быть генетически связано с тем, как организм переваривает углеводы. Специалисты изучали связь между массой тела и геном AMY1, который отвечает за фермент слюны, известный под названием слюнная амилаза. При попадании в ротовую полость пища, в первую очередь, сталкивается с ферментом слюны- амилазой. Так начинается процесс переваривания крахмала, который затем продолжается в кишечнике. Обычно люди несут две копии данного гена. Однако в некоторых областях нашей ДНК может наблюдаться некоторая изменчивость в количестве копий данного гена. Количество копий AMY1 может существенно различаться людей. Считается, что увеличение числа копий гена амилазы слюны возникло в ответ на постепенный переход человека к рациону питания, в котором содержалось всё большее количество крахмала. Специалисты из Королевского колледжа Лондона совместно с другими международными организациями проанализировали количество копий AMY1 в ДНК большого количества людей - жителей Великобритании, Франции, Швеции и Сингапура. Учёные обнаружили, что люди, несущие небольшое количество копий данного гена подвержены более высокому риску развития ожирения [10]. Вероятность развития ожирения для людей, у которых выявлялось менее четырёх копий AMY1, была приблизительно в восемь раз выше по сравнению с теми, у кого насчитывалось более девяти копий. Учёные подсчитали, что каждая дополнительная копия гена амилазы слюны приблизительно на 20% снижает вероятность развития ожирения. По результатам недавно проведенного исследования зарубежными коллегами было предположительно установлено наличие двунаправленной связи между ферментативной активностью плазмы AMY1 и ожирением. В целом, низкая активность AMY1, обусловленная как генетическими, так и средовыми факторами и может влиять на кишечную ферментацию олигосахаридов на короткоцепочные жирные кислоты посредством регуляции лактата, что может отрицательно сказаться на получении энергии и, следовательно, может усугубить клиническую картину ожирения [7]. Расстройство пищевого поведения и ожирение. Многие исследователи характеризуют ожирение как симптомокомплекс, который включает в себя психоэмоциональные и мотивационные расстройства. Избыточный вес у детей и подростков может быть связан с множеством психологических и социальных проблем, которые могут оказать значительное пагубное влияние на психологическое развитие и качество жизни ребенка с избыточным весом. Расстройства пищевого поведения и ожирение, это проблемы, которые имеют намного больше общего, чем обычно рассматривается в научной литературе. Имеются единичные исследования, изучающие причины и типологию пищевого поведения у детей и результаты имеющихся исследований достаточно противоречивы. Зарубежные коллеги, проанализировавшие результаты масштабного проекта по исследованию 2054 близнецов пришли к выводу что эмоциональное переедание в ответ на тревожащую ситуацию это не генетически детерминированная особенность - это, способ реагирования на стресс, которому ребенок учится. Формирование эмоционального типа ПП среди детей младшего школьного возраста обусловлен их личностными особенностями [9]. При анализе литературы установлено, что избыточной массе тела в раннем и подростковом возрасте, сопутствует расстройство пищевого поведения. Именно за счет его отягощающего влияния происходит снижение комплаентности пациента, несоблюдения рекомендаций или отказ от лечения [3]. Fisher J.O. установил, что ограничительное пищевое поведение матерей может также провоцировать переедание у их детей. В одной из работ было обнаружено, что у девочек (5 лет) с избыточной массой тела, матери которых ограничивают их в еде, отмечается выраженная склонность питаться при отсутствии чувства. Ожирение в комплексе с ассоциированными заболеваниями оказывает отрицательное влияние на качество жизни таких детей. Дети подвергаются повышенному риску общественной стигматизация, социальным ограничениям и отгороженности со стороны сверстников. В обществе они воспринимаются как слабохарактерные, ленивые и немотивированные, что в свою очередь приводит к формированию низкой самооценки и депрессии [11]. Среди взрослого населения отмечается выраженная взаимосвязь между высоким ИМТ и депрессией и оказывает влияния на внесения изменений в алгоритмы терапии таких пациентов [6], [1]. Однако, данные литературы по взаимосвязи расстройства пищевого поведения и ожирения среди детей младшего школьного возраста разноречивы и требуют более детального изучения.

S O Korzhova

Voronezh N.N. Burdenko State Medical University

Email: sofiakrzhv@gmail.com

O Yu Shiriaev

Voronezh N.N. Burdenko State Medical University

Email: shiryaevou2009@yandex.ru

I S Makhortova

Voronezh N.N. Burdenko State Medical University

Email: mirairina@yandex.ru

T V Chubarov

Voronezh N.N. Burdenko State Medical University

Email: chubarov25@yandex.ru

  1. Махортова И.С. Ширяев О. Ю. Динамика выраженности аффективных нарушений у больных депрессией с избыточной массой тела и расстройствами пищевого поведения в процессе фармакотерапии // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2017; 117(11) C. 64-68.
  2. Никитина И.Л., Тодиева А.М. и авт. Опыт лечения витамином D: возможно ли повлиять на метаболические и кардиоваскулярные факторы риска у детей с ожирением? // Артериальная гипертензия. 2015. Т. 21. № 4. С. 426 -435.
  3. Ройтман Е. И. Современная реабилитация детей с конституционально-экзогенным ожирением по программе «Школа ребенка с весом» // Вестник НовГУ. 2005. №32. С. 19-22.
  4. Тутельян В. А., Батурин А. К., Конь И.Я. и др. Распространенность ожирения и избыточной массы тела среди детского населения РФ: мультицентровое исследование // Педиатрия. Журнал им. Г.Н. Сперанского. 2014. Т. 93, № 5. С. 28-31.
  5. Федеральные клинические рекомендации (протоколы) по ведению детей с эндокринными заболеваниями / под ред. И.И. Дедова, В.А. Петерковой. М.: Практика, 2014. 442 c.
  6. Ширяев О. Ю., Махортова И. С., Цыганков Б. Д. Особенности динамики ИМТ у пациентов с избыточной массой тела и ожирением при различных вариантах коморбидности // Прикладные информационные аспекты медицины. 2016. Т. 19, № 1. С. 155- 159.
  7. Bonnefond A, Yengo L, Dechaume A, et al. Relationship between salivary pancreatic amylase and body mass index: a systems biology approach // BMC Med. 2017. Vol. 15.
  8. Branca F., Nikogosian H., Lobstein T. Проблема ожирения в Европейском регионе ВОЗ и стратегии ее решения / ВОЗ. 2009. 408 c
  9. Cândido F. G., Bressan J. Vitamin D: Link between Osteoporosis, Obesity, and Diabetes? // Int J Mol Sci. 2014. Vol.15. Issue 4. P. 6569-6591.
  10. Falchi M., El-Sayed Moustafa J.S., Takousis P. et al., Low copy number of the salivary amylase gene predisposes to obesity // Nature Genetics. Vol.46. Issue 5. P. 492-497.
  11. Fisher J. O., Birch L. L. Restricting access to palatable foods affects children's behavioral response, food selection, and intake //The American journal of clinical nutrition. 1999. Vol. 69. №. 6. P. 1264-1272.
  12. Lamendola CA, Ariel D et al. Relations between obesity, insulin resistance, and 25-hydroxyvitamin D // Am J Clin Nutr. 2012. Vol.95. Issue. P. 1055- 1059.
  13. Moritz Herle1, Fildes A. et al. Emotional over- and under-eating in early childhood are learned not inherited // Scientific Reports. 2017
  14. Sardinha L.B, Going S.B. Receiver operating characteristic analysis of body mass index, triceps skinfold thickness, and arm girth for obesity screening in children and adolescents // Am J Clin Nutr. 1999. Vol. 70. P. 1090 -1095.
  15. Thompson D.L, Thompson W.R., et. al. Effects of hydration and dehydration on body composition analysis: a comparative study of bioelectric impedance analysis and hydrodensitometry // J Sports Med Phys Fitness. 1991. Vol. 31. P. 565-570.

Views

Abstract - 0

PDF (Russian) - 0

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies